Научно-исследовательское судно
"Космонавт Георгий Добровольский"

Сайт ветеранов флота космической службы

К 90-летию И.Н.Позднякова

30 июля 2021 г.

 

2 августа Илье Никитовичу Позднякову, начальнику экспедиции НИС "Космонавт Георгий Добровольский" в первых пяти рейсах, исполнилось 90 лет. "Добровольцы" поздравляют Илью Никитовича с серьёзной датой и желают ему здоровья и долгих лет.

Ветеран НИС КГД Александр Сычёв, хорошо знакомый с Ильёй Никитовичем, рассказывает о нём:


Подполковник Поздняков И.Н.

И.Н. Поздняков, пожалуй, самый заслуженный начальник экспедиции в истории Морского комплекса КИК СССР. Он возглавлял экспедиции на четырёх судах и везде начинал организацию работы с нуля.

Илья Никитич родился 2 августа 1931 года на хуторе Пересыпь Краснодарского края. Потом семья переехала в Крым, г. Керчь. Он окончил 2-ой класс начальной школы, когда началась война. Немцы быстро приближались к Крыму и, в этой ситуации, мама и бабушка решили вернуться на прежнее место жительства. Вскоре после переезда на хуторе появились немцы. Жизнь в оккупации была трудной и заставляла быстро взрослеть. Десятилетний Илья смастерил самодельную мельницу и молол на ней кукурузу, которая оставалась на полях. Это стало большим подспорьем для пропитания семьи.

После освобождения Крыма семья вернулась в Керчь. После войны по окончании семилетки хулиганистого мальчишку отправили учиться в авиационную спецшколу. Ученики там были на казарменном положении, а по окончании школы обязаны были поступать в военное училище. Илья мечтал стать лётчиком-истребителем, но мечте был поставлен заслон мандатной комиссией. Мальчик два года жил на оккупированной территории и это стало причиной отказа для поступления в лётное училище. Его направили учиться в Харьковское училище связи.


Индийский океан, 1982 год. Возвращение с совещания на Чумикане

По окончании училища он служил в авиации, но, к его сожалению, на земле. Затем были годы учёбы в Киевском высшем военно-инженерном училище. После окончания училища был направлен на Камчатку на один из наземных измерительных пунктов, которые тогда разворачивались по всей стране для слежения и управления космическими аппаратами.

Однажды в отделе кадров ему предложили перейти на службу во вновь организуемый Морской комплекс. Море было его второй мечтой детства и через некоторое время И.Н. Поздняков вместе с В.Г. Безбородовым, который также тогда служил на Камчатке, прибыл в Москву. Безбородов стал командиром Морского комплекса, а Позднякова назначили начальником экспедиции "Краснодара".

Затем были НИС "Космонавт Владимир Комаров" и НИС "Академик Сергей Королёв". По приходу АСК из очередного рейса прибывший на борт для проверки генерал сказал начальнику экспедиции: "Илья Никитич, вы слишком долго плаваете, оторвались от социалистической действительности. Пора послужить на берегу". Так Илья Никитич оказался в Центре управления КИКа, в в/ч 32103, служил начальником метеорологического отдела, затем командиром дежурных смен.

Море манило и, наконец, неоднократные просьбы о возвращении в Морской комплекс были удовлетворены. Илья Никитич перешёл с понижением на вновь построенный НИС "Космонавт Георгий Добровольский", на котором совершил пять рейсов и вышел на пенсию в 1983 году.


 

24.11.2021

Дополнение от Александра Сычёва

(с форума НИС КГД)

 

"Привет тем, кто ещё забредает иногда на этот форум. Давно хотел поделиться отрывками из воспоминаний Ильи Никитича. Этим летом мы с Володей Прощенко решили, что надо бы к 90-летию Позднякова написать небольшую заметку. Володя поручил мне связаться с нашим старейшиной и уточнить какие-то детали его биографии. Я позвонил И.Н., попросил его рассказать немного о своей жизни. Рассказ, благодаря возрасту рассказчика, затянулся часа на два-три. Потом полученную информацию в очень сжатом виде я отправил Володе. Но, многое осталось "за кадром". Теперь, по прошествии четырёх месяцев, я много чего уже подзабыл, но кое-что всё-таки запомнилось.

 

Вот, например, что он рассказывал о войне.

Когда началась война, ему было 10 лет. Перед приходом немцев наши, как мы знаем из истории, уничтожали всё, что не могли вывезти, "чтобы не досталось врагу". Так вот, в селе, куда перебралась из Керчи семья И.Н., так поступили с созревшей кукурузой - её подожгли. Об оставшихся в селе стариках, женщинах и детях никто не подумал. Но они позаботились о себе сами. Кукурузу потушили и растащили по домам. Эта кукуруза помогла им не умереть с голода в первую военную зиму.

После оккупации семья вернулась в город Керчь, их дом был разрушен и они с мамой и бабушкой построили себе избушку из глины и коровьего кизяка. Земля в городе и его окрестностях была напичкана смертоносным оружием: мины, гранаты, автоматы, винтовки, пистолеты, патроны, порох. И пацаны, конечно же, всё это собирали. И.Н. сказал, что ему повезло, что он остался жив и невредим, несколько его сверстников погибли или были покалечены. Он сам однажды случайно из обреза ранил в ногу своего товарища.

После окончания семилетки И.Н. попал в авиационную спецшколу, мечтал стать лётчиком-истребителем. Но по окончании "спецухи", как они её называли, мечту зарубили на мандатной комиссии, мальчик оказался "виновен" в том, что был на оккупированной территории. (Они, наверное, решили, что пацана завербовали фашисты и после окончания авиационного училища он улетит на своём истребителе в ФРГ)

Второй его мечтой было море и, спустя много лет, когда он служил на камчатском НИПе, эта мечта вдруг осуществилась - ему предложили службу во вновь организуемом Морском комплексе. Так он попал на "Краснодар", затем были "Комаров", "Королёв" и "Добровольский".

И.Н. рассказывал, как они отмечали праздники и дни рождения на "Краснодаре". Отмечали всей экспедицией, благо она была небольшой, для всех хватало одного теннисного стола в трюме. (Между прочим, бочка со спиртом стояла в каюте начальника экспедиции). На больших судах было сложнее, приходилось бороться с пьянством. Боролся Илья Никитич оригинальным образом. Если во время вечернего обхода судна он видел, что в какой-то каюте стоит дым коромыслом и слышны нетрезвые голоса, он шёл в свою каюту, брал бутылку и возвращался к нужной каюте. Подавал условный сигнал для своих, который как казалось его подчиненным, знали только они. Его впускали, он ставил бутылку на стол и говорил: "Вот это, ребята, выпиваем и расходимся. И я лично прослежу, чтобы каждый из перебравших был доставлен в свою каюту."

После одного из рейсов на АСК, начальник ГУКОСА генерал Спица сказал ему: "Товарищ подполковник, вы отстали от социалистической действительности, пора продолжить службу на берегу". (Видимо, генералу не понравились подарки. Оказывается, членам комиссии, которая встречала нас по приходу, дарили не только кораллы, ракушки и чучела морских обитателей, но и вполне земные вещи, которые закупались на средства культфонда и собственные средства начальника экспедиции). Так И.Н. оказался в 32103, сначала начальником метеорологического отдела, потом командиром дежурных смен. В метеоотделе его служба заключалась в том, что ему приносили какие-то телеграммы и он должен был расписать их своим подчинённым. Он подзывал кого-то из старослужащих и спрашивал: "Это кому?"

Такая служба ему быстро осточертела и он перевёлся в КДСы. Потом осточертело и там. И он стал проситься обратно в море. Наконец, начали переоборудование 4-х новых НИСов и возвращение стало реальностью. Будучи уже полковником, Илья Никитич перевёлся на нижестоящую (подполковничью) должность начальника экспедиции НИС КГД. Рассказывал, какими правдами и неправдами ему удалось в первом рейсе добиться захода в Сингапур. А в 1983 году очередному генералу из ГУКОСа не понравился подарок (он просил дублёнку для жены, а это И.Н. не потянул). И отправился Илья Никитич на пенсию...

 

Вот такие детали рассказа задержались в моей памяти. Если кому-то не понравятся, уж извиняйте."

 


Фотографии из архива И.Позднякова >>