Курочкин А.М., Шардин В.Е.
"Район закрытый для плавания.
История секретных экспедиций",
изд."Военная книга", 2008

Главы из книги

Кокосовые острова "Чумикана". 1982—1983 гг

Кто из нас в детстве не мечтал о пальмах, океанах и кокосовых островах? Для "Чумикана" эти острова стали совершеннейшей реальностью. Стали пиком его славы, самой захватывающей страницей его истории.

Семидесятые годы прошлого века характерны тем, что и советская и американская космонавтика активно искали новые варианты продвижения в космос. По мнению авторов, Советскому Союзу удалось не втянуть себя в гонку космических технологий по завоеванию человеком Луны, мы передали эту роль автоматам. Это, несомненно, определило развитие нашей космонавтики слегка в ином направлении. Тем не менее, многие общие идеи продумывались и реализовывались как в США, так и в СССР. Одна из таких идей — создание многоразового космического корабля. Как тогда, так и сейчас, спустя десятилетия, такую конструкторскую задачу все мировые учёные рассматривают, как высшее проявление технологических способностей государства.

"Спираль"
"Спираль"
X-20 "Dyna Soar"
X-20 "Dyna Soar"
Макет БОР-4
Макет БОР-4
БОР-4
БОР-4

Первые разработки многоразовых технологий в нашей стране относятся к концу 1960-х гг. Именно тогда начались работы по созданию беспилотного орбитального ракетоплана (БОР). Конечно, в 1960-1970 гг. это были очень секретные работы и на ТОГЭ-5 вряд ли кто знал о проекте. Это сейчас стало ясно, что БОР был прототипом орбитального самолёта (ОС) "Спираль", нашим ответом на американский космический аппарат Х-20 "Dyna Soar" — то ли разведчик, то ли перехватчик, то ли бомбардировщик. Инженеры, как нашей страны, так и США делали первые неровные и неуверенные шаги в поиске дальнейшего развития космонавтики и, как всегда в истории человечества, военная составляющая играла здесь первую роль. Задача номер один — создать транспорт, а чем его потом загрузить — дело второе.

Авторам хотелось бы предостеречь читателей от смешивания двух различных советских проектов: "БОР" и "Буран". Конечно, космические отрасли развиваются комплексно, иногда сложно сказать, кто первый предложил ту или иную идею, кто первый реализовал её. Но, тем не менее, существует чёткое разделение этих ракетно-космических систем, как по её предприятиям-разработчикам, так и по конечному назначению. "Буран" был более дорогой системой, наверное, считался более привилегированным в каких-то внутренних раскладах генералов, генеральных конструкторов и генеральных секретарей. Многие заделы в других лабораториях активно использовались в этом аппарате. Именно так и встал вопрос, когда для "Бурана" потребовалось не просто создать теплоизолирующую оболочку, но и испытать её в реальном полёте. Оболочка не простая: каждый отсек корабля испытывал разную тепловую нагрузку, а носовая часть и кромки крыльев должны иметь наиболее жаростойкую конструкцию из особого композиционного материала.

Одним из этапов испытаний системы стали испытания в космосе на летающих орбитальных моделях БОР-4, которые должны были подтвердить работоспособность элементов теплозащиты в условиях реального полета по траектории, близкой к траектории "Бурана". БОР и "Буран" во многом похожи, особенно обводы носовой части и подфюзеляжная часть.

БОР-4 представлял собой беспилотный экспериментальный аппарат, являющийся уменьшенной копией орбитального самолета "Спираль" в масштабе 1:2. Корпус имел длину 3,859 м, размах крыла 2,8 м (в промежуточном положении раскладки консолей), стартовую массу около 1 450 кг, массу 1 074 кг на орбите и 795 кг после возвращения. Аппарат был оснащен комплексом измерительной аппаратуры и системой управления с использованием реактивных двигателей и отклоняемых консолей крыла. Под шифром "Космос-1374" стал планироваться пуск. Аппарат выводился на околоземную орбиту ракетой К-65М-РБ5 (вариант легкой двухступенчатой ракеты "Космос-ЗМ") с полигона Капустин Яр и должен выполнить один виток на высоте около 225 км.

НИС "Космонавт Георгий Добровольский"
НИС "Космонавт
Георгий Добровольский"
КИК "Чумикан"
КИК "Чумикан"
СКР "Горделивый". В 82-м его бортовой номер - 675
СКР "Горделивый"
ПСК "Ямал". В 82-м его бортовой номер - 201
ПСК "Ямал"

События 3 июля 1982 г. (В.Прощенко: тут вкралась ошибка, дело было в июне) были, пожалуй, одними из первых космических столкновений наших вероятных противников и Советского Союза. До этого многое было не так: пуски ракет были секретными, но плановыми, о которых знали все, кроме наших граждан. Сейчас же в Индийском океане сосредоточилось очень многое: политика государств по разоружению, провозглашённая и реальная деятельность, перспектива быть обойдённым в космосе и возможность получить "сюрприз от вероятного противника" — забытый нынче термин, за которым мы прятали Соединённые Штаты. Концентрация военно-морских и авиационных сил была очень масштабной. С нашей стороны участвовало несколько кораблей и судов различных ведомств: "Космонавт Виктор Пацаев" и "Космонавт Георгий Добровольский", СКР и, конечно, КИК "Чумикан". Задача КИК — приём и передача телеметрических параметров на полигон запуска и последующее участие в поисково-спасательной операции. Основную нагрузку по поисковым действиям несли корабли 3-й бригады поисково-спасательных кораблей Черноморского флота с вертолетами Ка-25 на борту: ПСК "Апшерон", "Донбасс", "Ямал". Поисково-спасательными действиями кораблей руководил командир этой бригады капитан 1 ранга Юрий Гомон.

Всего с нашей стороны было задействовано семь кораблей в радиусе нескольких сотен миль. "Контролирующую" функцию осуществляли самолёты Австралии и виде патрульных самолётов Р-ЗС "Орион" с авиабазы Вильямс Королевских ВВС (Royal Australian Air Force (RAAF) Base Williams) в составе сменных экипажей и палубные вертолёты.

"Космос-1374" приводнился в 560 км от архипелага Кокосовые острова: спланировал в огненной плазме до высоты 4 км, выпустил парашют и лег на волны. В верхней части БОР-4 после приводнения надувался конический баллон-пеленг с мигающим фонарем. Он увеличивал плавучесть аппарата и выводил наружу антенны поисковой системы. Конус навигационного маяка на спине аппарата начал радировать в эфир о своем местоположении. Но промах с расчетным местом приводнения составил почти 200 км! Начались спешные поиски нашего аппарата, причём, как советскими моряками, так и австралийскими. В этот раз слава обошла свои вниманием "Чумикан" — не он подошёл первым, не он отключил систему самоликвидации БОРа.

Подъём БОРа-4 (Космос-1374) на борт ПСК "Ямал". (Кадр из фильма "Битва за космос. История русского шаттла")
Подъём БОРа-4
(Космос-1374)
на борт ПСК "Ямал".
(Кадр из фильма
"Битва за космос.
История русского шаттла")
HMAS "Moresby"
HMAS "Moresby"
Lockheed P-3C "Orion"
Lockheed P-3C "Orion"

На втором этапе он только лишь прикрывал эту операцию. Всё у него ещё впереди. Но и эта задача не из лёгких. Многие отмечали, что очень реальной была возможность похищения аппарата вероятным противником. Аппарат поднял без единого повреждения ПСК "Ямал" (командир ПСК капитан 2 ранга Виктор Чупаков). Безупречно действовали все экипажи кораблей, которые запеленговали идущий на посадку макет, вычислили по плазменному следу траекторию и место приводнения и в течение не более одного часа с момента приводнения подняли его на борт. Это был успех. (В.Прощенко: авторы процитировали слова начальника ПСС ЧФ капитана 1 ранга Александра Жбанова, а он допустил ошибку - БОР-4 всё же был повреждён, см. фото)

Прошёл почти год. Видимо, экипаж "Чумикана" "отдыхал" между 1982 и 1983 г., обеспечил пару операций "Салюта-7" и спокойно стоял в базе и в заводе СРЗ-49 б. Сельдевой. "Малыши" — корабли пр. 1128 — "пахали", а он, имеющий опыт работы с БОРом, ждал особой команды.

16 марта 1983 г. КИК "Чумикан" был повторно использован для обеспечения запуска БОР-4. Снова районом приводнения был выбран Индийский океан — архипелаг Кокосовые Острова. БОР-4 шёл под именем "Космос-1445". В обеспечении этого полета помогали НИС "Космонавт Владислав Волков", "Космонавт Павел Беляев" и всё те же три спасательных судна Черноморского флота. Для обеспечения военной безопасности был придан СКР Тихоокеанского флота. Наученные прошлым опытом корабли были более рассредоточены. Операция была рассчитана на длительное время и в район был направлен танкер вспомогательного флота ТОФ для осуществления дозаправки кораблей. С австралийской стороны участвовали тоже несколько кораблей и самолётов. В частности, наибольшую активность проявил корабль HMAS "Moresby" и самолёты разведчики "Орион".

Но на этот раз КИК "Чумикан" выполнил двойную задачу: кроме проведения положенных измерений и передачи информации, он ближе всех оказался к месту посадки. На борту был размещён штаб поиска. После обнаружения аппарата с борта "Чумикана" произвёл взлёт вертолёт, которому предстояло охранять приводнившийся БОР от любопытных гостей до прихода ПСК "Ямал". Да, именно так: поднять плавающий предмет вне территориальных вод имеет право любое судно. Вертолёт завис над точкой падения и, как не пытался его спугнуть "Орион", никуда не ушёл. Именно тогда КИК "Чумикан" засветился в иностранной прессе. Были сделаны многочисленные снимки корабля, БОРа и всей операции. Первые фото сверхсекретного корабля появились в открытой печати, а, стало быть, открыто признано противостояние двух держав на более техническом уровне, более тонком и детальном. Шум в военных кругах по поводу БОРа был громкий. Никто из противников нашей страны не мог предположить уровень такого развития космонавтики, но и не знали, что же ждать дальше.

Вот как этот полёт прокомментировал американский журнал "Сайнтифик америкен": "Еще одним добавлением к советскому комплексу космических средств является небольшой космический самолет многоразового использования. Советские официальные лица еще не признали тот факт, что у СССР есть такой самолет". Это был вызов.

Запуск "Бурана". 1988 год

"Буран" и АН-225 "Мрия" © В.Лукашевич
"Буран" и АН-225 "Мрия"

В конце 1970-х годов Советский Союз и Соединённые Штаты серьёзно увлеклись созданием кораблей многоразового использования, именно эти корабли признавались апофеозом развития военно-космической техники. В этих технологиях концентрировалась вся промышленность наших стран от электроники и математики, до металлургии. Авторы уверены, что уровня качества единственного полёта нашего "Бурана" Соединённым Штатам так и не удалось достичь. С точки зрения спорта, победа в уровне применения технологий, качестве расчётов и алгоритмов осталась за нами, остальные бегуны могут хоть всю жизнь бегать по стадиону.

Небольшое теоретическое отступление. Одноразовые ракеты-носители — это традиционные транспортные средства для выведения нагрузки в космос. Сложившаяся структура транспортных космических средств была дополнена в 1980-х гг. МТКК "Спейс Шаттл". С вводом в эксплуатацию МТКК американские специалисты предполагали отказаться от производства и применения одноразовых РН. Однако существенно меньший, чем планировался, темп пусков МТКК "Спейс Шаттл" (25 за 6 лет вместо планируемых 40-60 в год) и большие затраты на один пуск (около 100 млн. $) при огромных потребностях США в запусках КА привели к пересмотру первоначально намеченных планов. И хотя производство одноразовых ракет-носителей в США к тому времени стало сворачиваться, они продолжали эксплуатироваться параллельно с МТКК "Спейс Шаттл" — три четверти пусков производилось одноразовыми ракетами.

Катастрофа космического корабля "Челленджер" в январе 1986 г. столкнула США с острейшим дефицитом средств для доставки полезных нагрузок на орбиту. В этот период для запуска американских ИСЗ рассматривалась возможность использования западноевропейской РН "Ариан" и даже китайских РН. А на "Шаттлах" — только такие полезные нагрузки, которые превышают грузоподъемность существующих РН или же требуют обслуживания на орбите или возвращения на Землю.

В отличие от США отечественная многоразовая система "Энергия-Буран" создавалась и позиционировалась сразу именно по этому новому важному качеству — возможности обслуживания и возвращения на Землю тяжелых крупногабаритных объектов. Именно для этого в состав системы включен пилотируемый крылатый орбитальный корабль. Для выведения в космос "обычных" полезных нагрузок у нас имеются дешевые одноразовые РН. Более того, с самого начала разработки было предусмотрено, что РН "Энергия" в этой системе будет всего лишь базовым модульным изделием. Это позволит ценой незначительных доработок создавать новые средства выведения различной грузоподъемности.

Принципиальная разница очевидна. В силу большей массы и меньшего ресурса отечественных спутников прикладного назначения, в СССР было развернуто не просто серийное, а по-настоящему массовое производство РН разных классов.

Себестоимость космического транспорта стала падать, а надежность — расти. В результате, к середине 1970-х гг. Советский Союз имел набор космических носителей, позволяющий решать на околоземных орбитах и межпланетных трассах любые насущные научные и практические задачи. Исследования военных и гражданских институтов показали, что многоразовые космические челноки становятся эффективными только при определенном — и очень большом — объеме грузопотока с Земли в космос.

Авторам хотелось бы обратить внимание читателей, что одноразовые РН, по мнению многих учёных, из-за сочетания производство-грузоподъемность-удельная стоимость выведения полезной нагрузки еще долгое время будут оставаться основным средством запуска КА.

На бригаде о существовании совершенно засекреченного объекта знали давно, хотя вслух об этом старались не говорить. КИК "Чумикан" участвовал в испытаниях прототипа, как мы считали, под названием БОР. После этих испытаний "Чумикан" попал в поле зрения западной прессы. Один из авторов этой книги на одном из обучений в городе Северодонецке оказался в группе специалистов, которые полунамёками дали понять, что они работают по этой программе.

Самое сложное в теоретическом проекте было вписаться в требуемую точность посадки: плюс-минус 30 м. Американцам повезло — у них есть огромное плато Солт-Лейк — дно бывшего соляного озера, много километров в ширину и в длину. Садись и не очень-то беспокойся, что промажешь. Они позволили себе решать задачу посадки "Шаттла" на это плато с точностью до километров. В СССР подобного удобства не было. Нужно обеспечить гарантированную посадку с точностью не более З м в стороны и 30 м вперед-назад. Орбитальный аппарат получил шифр 11Ф35.

Карта 11-го рейса НИС КГД
Карта 11-го рейса НИС КГД
КИК "Маршал Неделин" в Тихом океане, 1988 год, работа по Бурану
НИС "Космонавт Георгий Добровольский" в Тихом океане, 1988 год, работа по Бурану
КИК "Маршал Неделин"
и НИС "Космонавт
Георгий Добровольский".
Фото сняты в одну и ту же минуту -
А.Киселёвым (КИК "М.Неделин")
и Д.Сусловым (НИС КГД)

Таким образом, когда КИК "Маршал Неделин" в начале замечательной осени 5 октября 1988 г. вышел в море, почти все знали куда и для чего он идёт, хотя уровень секретности оставался очень высоким. Хотя для экипажа этот выход не был неожиданным — практически весь 1988 г. после текущего ремонта в "Дальзаводе" мы не вылезали из океана. Экипаж участвовал в запусках спутников, обеспечивал связью космонавтов, провел две очень важные работы по ракете "Скальпель" и "Сатана". Переход к месту обеспечения "Бурана" был лёгким, всё происходило совершенно типично для уже опытного экипажа. Вызывала удивление только точка — далеко на юге Тихого океана и далеко восточнее от Новой Зеландии, этим морям даже названия до сих пор не придумали. Были совершенно наглядные морские карты — белые, как простыни, с редкими упоминаниями о посещении этих мест лет сто назад. Мы понимали, что разработчики "Бурана" старались отвести траекторию полёта как можно дальше от международных путей. Так или иначе, 25 октября "Маршал Неделин" занял предписанное место.

Рядом с "Маршалом Неделиным" оказался наш коллега с атлантической экспедиции "Космонавт Георгий Добровольский". Мы не стали "дружить домами", но было всё-таки приятно увидеть своего. Хотя запуск переносили и переносили, мы ловили кальмаров, акул, а "Космонавт Георгий Добровольский" спокойно ушёл в один из портов Южной Америки.

К середине ноября появились сведения о сливе топлива из ракеты "Энергия". Мы стали теряться в версиях: то ли уйдём домой, то ли застрянем здесь до Нового года. Но почти неожиданно 15 ноября пришёл приказ о готовности к запуску, а перед этим пришёл опять "Космонавт Георгий Добровольский".
Напряжение было серьезным, в работе участвовали все, а тех, у кого находились свободные руки, ставили резервными. Телеметрические параметры принимали оба корабля и параллельно, и дублируя друг друга. Надо сказать, что по количеству задействованных подразделений и объектов схема обеспечения связью этого полёта была очень сложной. Так, "Маршал Неделин" передавал информацию на стационарный спутник-ретранслятор "Радуга", "Космонавт Георгий Добровольский" — на станцию "Орбита" и спутник связи "Молния-1". Как всегда томительно шли минуты до "Старта-2", момента, когда объект появляется в зоне нашей видимости. И совершенно незаметно пролетели минуты измерений.

Схема посадки "Бурана"
Схема посадки "Бурана"

По плану полёта "Бурана" при возвращении с орбиты предусматривался спуск с боковым маневром для выхода в зону аэродинамической посадки, предпосадочное маневрирование, привод корабля к посадочной полосе, полет по глиссаде и посадку. Поэтому при спуске и маневрировании контролировалась текущая скорость корабля, которая должна быть достаточной для его прихода на аэродром. Бортовой вычислитель по радиосигналам средств контроля рассчитывал отклонения реальной траектории от заданной и сам управлял движением "Бурана".

Результаты, полученные после первого испытательного полета "Бурана" в космосе и атмосфере продолжительностью более 3 ч, превзошли все ожидания: отклонение программы по времени в момент останова корабля на полосе составило 1 с, а отклонение корабля от оси полосы — всего 1,5 м.

Экипаж поблагодарил руководитель программы, командующий ТОФ, Министр обороны СССР объявил телеграммой благодарность. "Маршал Неделин" и "Космонавт Георгий Добровольский" очень быстро дали ход — прогноз погоды был крайне неблагоприятным. С запад, с востока и северо-востока подбирались ураганы. Отстояться или уйти "вниз" возможности не было: зона зарождения айсбергов, циклонов и прочей "дряни". Командир В.Ф.Волков принял единственное, наверное, решение — успеть проскочить между циклонами. Правильно говорят старые моряки: командир может годами ничего не делать ради единственного случая, когда надо принять правильное решение!

Морская обстановка была напряжённой: циркули на мостике летали совершенно горизонтально, всё, что не закреплено, было разбито или утеряно. Одна из волн сломала фок-мачту. Люди по кораблю еле передвигались. Без преувеличения, корабль казался на волоске от гибели. Небольшая поломка у механиков (такая, как произошла через год у архипелага Фиджи) и всё, корабль бы не выжил. Хотя были, конечно, резервные дизели, резервное электропитание и на это рассчитывал В.Ф.Волков. И люди: опытные и мужественные. Иногда казалось, что корабль сутками стоит на месте в полной темноте!
Расчёт отечественных корабелов оказался надёжным: через три дня такой свистопляски корабль — гордость флота с честью вышел победителем!

По словам генерала Владимира Евгеньевича Гудилина, руководителя подготовки и пуска ракеты-носителя "Энергия", в программе "Буран" в течение 18 лет участвовал 1 млн 200 тыс. человек. И я там был...

А 12 мая 2002 г., примерно в 9 ч 40 мин утра, произошел обвал крыши монтажно-испытательного комплекса МИК-112 по сборке элементов системы "Энергия-Буран". Погибло восемь человек рабочих и тот самый "Буран".

Использованы иллюстрации с сайта "Буран", ©В.Лукашевич

Дмитриев. "К полёту БОР-4" >>
Последние фото "Бурана" >>