BBCRUSSIAN.COM

Покорение Северного полюса: Как это было

30 лет назад советский атомный ледокол "Арктика" впервые в истории достиг Северного полюса в свободном плавании. Вот что рассказал читатель BBCRussian.com - участник этого похода почетный полярник Юрий Ильич Смирнов.

Юрий Смирнов - участник похода на Северный полюс в 1977 году

В то время я работал на ледоколе "Арктика" в должности вахтенного инженера службы радиационной безопасности. Как-то в разговоре с капитаном Юрием Кучиевым в начале 1976 года я предложил ему спросить у большого начальства разрешения прийти в США на празднование двухсотлетия образования этого государства, причем идти через Северный полюс. Кучиев загорелся этой идеей и отправил письмо со своими соображениями по этому поводу. Через много месяцев пришел ответ, что никаких походов в США не будет, а вот поход на Северный полюс - это интересно, и приказали готовиться к походу в условиях строжайшей тайны.

В 1977 летом я был в отпуске, и как-то играя на теннисных кортах "Буревестника" в Ленинграде, один мой знакомый, крича через два корта, спросил, знаю ли я, что мы идем на Северный полюс. Я не знал, но принял к сведению. Получил отзыв из отпуска, прибыть на борт ледокола. Прибыл. Начальник нашей службы Александр Соколов пригласил меня в каюту и сказал, что хочет сообщить мне нечто секретное. "Если по поводу похода на Северный полюс, то это мне сообщили еще пару недель назад на теннисном корте", - сказал ему я. Начальник разочаровался, но новость подтвердил.

Арктическое лето
Фото из архива Юрия Смирнова
Северный полюс. Вид с вертолета

В Арктике лето короткое, если вообще можно говорить о лете в Арктике. Как в анекдоте. "А у вас тепло бывает?" - "Бывает, но я в тот день был на работе".

Была проведена тщательная ледовая разведка с помощью полярной авиации. Льды в Арктике находятся в постоянном движении, и где вчера были полыньи и места, свободные ото льда, сегодня может быть десятибалльный лед.

Мы вышли из Мурманска и пошли к мысу Желания - северной оконечности Новой Земли. Оттуда, пройдя все Карское море, подошли к мысу Челюскина - самая северная точка материка Евразия. Пройдя на восток половину моря Лаптевых, взяли курс на Северный полюс.

Каждую вахту на карте, вывешенной у кают-компании, указывалось место, где находится ледокол. Вот прошли траверз северной оконечности Земли Франца-Иосифа. Вот прошли широту, где погиб русский исследователь Арктики Семен Челюскин, шедший с матросами к Северному полюсу и не дошедший до него.

Шли мы дней 10-12. 17-го августа в 4 утра вахтенный штурман Павел Иванович Ню (по прозвищу "Пи Ню") объявил, что ледокол достиг точки Северного полюса. Павел Иванович всегда говорил по трансляции очень тихо, даже родилось двустишие:

Нужно слушать в ухо, в оба
Что глаголет Ню из гроба

Порядок ликования

Фото из архива Юрия Смирнова
Земля Франца - Иосифа. Вид с вертолетной площадки ледокола

На командном мостике посовещались и решили найти "приличное" место, чтобы команда могла высадиться на лед. Был спущен основной (адмиральский) трап, и народ посыпал на лед. Лед был толщиной около трех метров, но на нем были лужицы воды - температура воздуха была ноль градусов.

Помполитом ходил в то время Вячеслав Лазарев. Он, как единственный человек на борту, у которого нет прямых обязанностей, решил не оставаться в стороне от событий и выпустил распоряжение, которое он вывесил на доске объявлений. В этом "шедевре" он указал порядок проведения торжеств. Было определено, когда на лед спускают флаг государства, и кто за какой угол несет этот стяг. Далее на льду была сооружена трибуна (ну как же без нее), установлен шток для флага. Было определен порядок выступлений с трибуны высокого начальства, после чего помполит назначил время для ликования и бега трусцой вокруг флагштока.

Я хотел стащить с доски объявлений этот шедевр, где определялось время для ликования, но кто-то меня опередил.

На льду много фотографировались. Все, кто мог, принесли на лед винтовки и ракетницы и устроили стрельбу и фейерверк. У меня ничего подобного не было, я не люблю, когда стреляют, и я вышел на лед с теннисной ракеткой и провел небольшую тренировку на льду в точке Северного полюса.

Народ на ледоколе начал "гудеть". Главный физик Борис Зверев, как сел за стол, так и ни разу не вышел на лед за те тринадцать часов, что ледокол стоял в точке Северного полюса.

У завпрода (заведующий продовольствием) были большие запасы вино-водочных изделий, арбузов и, немыслимое дело в то время, были даже бананы. Все это добро могли брать под запись только командированные, членам экипажа это возбранялось.

О медалях

Фото из архива Юрия Смирнова
Эта плита была опущена на дно Северного ледовитого
в точке Северного полюса

В день прихода на Полюс, произошел маленький казус. Корреспондент "Правды" предупредил своих собратьев по перу, что первым сообщить о приходе на Полюс должен только он и никто другой. Корреспонденты договорились с начальником рации, сделали запись, и когда все сидели за завтраком, по радио вещают: "Как нам сообщил корреспондент "Известий" такой-то, атомный ледокол "Арктика" пришел на Северный полюс". Корреспондент "Правды" в гневе бросил ложку на стол и вышел из кают-компании. Вскоре выяснилось, что его просто разыграли...

Получили известие из Москвы, что четверым: министру морского флота, представителю института атомной энергии, капитану и старшему мастеру атомной паропроизводящей установки присвоены звания героев социалистического труда. Весь комсостав был награжден орденами, кроме меня...

Я всегда не любил коммунистов и еще в 1961 году на ледоколе "Ленин", когда приехали инструкторы ЦК ВЛКСМ, предложил ликвидировать комсомол, как изжившую себя организацию, лживую и оболванивающую молодых людей. Мне наравне с дневальными (уборщицами) дали медаль. Меня это нисколько не обидело. Я ни дня никогда не был ни в комсомоле, ни в партии. Мы из Уральских казаков и врать нам никогда не позволялось, а без этого в этих организациях никак нельзя было.

В те времена получить звание почетного полярника можно было при безупречной работе, проходив в Арктику не менее десяти лет. Но министр морского флота, получив звезду Героя соцтруда, расщедрился и подписал всем участникам похода звания почетных полярников. Таким образом, получили это звание командированные из организаций, которые в жизни в море были только эти три недели.

Капитан Кучиев привез из своего аула молодую девчонку, какую-то родственницу. Она через три недели вернулась в аул почетным полярником. Больше всего это возмущало тех, кто в походе не участвовал, а был в отпуске, и имел арктический стаж 10-15 лет. Они вообще ничего не получили, хотя участвовали в подготовке ледокола к экспедиции.

И о "Волгах"

Фото из архива Юрия Смирнова
Юрий Кучиев с древком флага Георгия Седова,
не дошедшего до Северного полюса в 1913 году

Разнесся слух, что всех желающих записывают на покупку машин. Можно на "Жигули", но можно и на "Волги". В то время это было несбыточной мечтой многих. Самые ретивые пришли к министру и спросили: "А что, если нас на "Волги" запишется человек тридцать?" На что министр ответил: "Да хоть двести человек. Я подпишу бумагу, и всем желающим продадут по "Волге". Народ стал подсчитывать свои финансовые возможности и давать радиограммы родственникам, чтобы собирали деньги. Всего на "Волги" записалось 26 человек. На "Жигули" разных марок - еще человек 70.

У меня денег ни на "Волгу", ни на "Жигули" не было, но я записался на "Волгу", чтобы купить ее для брата на его деньги. Это не возбранялось.

По приходу в Мурманск кроме митингов и речей был для участников похода организован фуршет в ресторане "Полярные зори". Висел микрофон, и все желающие произносили тосты под присмотром капитана Кучиева. Все тосты были или за начальство, или за экипаж. Я предложил тост "за тех, кто не дошел до Полюса".

Дня через три нас отправили в обычный рейс работать на трассе Севморпути. Пришла радиограмма, что нам выделено два автомобиля "Волга". Министр действительно выделил 26 автомобилей "Волга", но на них положило глаз начальство.

Капитан Юрий Кучиев так и жил капитаном, который пришел на Северный полюс. На телефонный звонок он всегда отвечал "капитан Кучиев". Он уже давно не был капитаном, но ничего другого у него не было. Он завещал, чтобы его прах и прах его жены были развеяны над Северным полюсом, что и было сделано в 2006 году, когда ледокол "Ямал" в очередной раз возил туристов на Северный полюс.