В.Белоглазов "Космические моряки Юбилейного"

ч.2 АТЛАНТИЧЕСКИЙ ТЕЛЕМЕТРИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС


БЕЛОГЛАЗОВ Василий Иванович
Начальник экспедиции,
кандидат технических наук,
старший научный сотрудник

Яковлев Е.В.
Руководитель плавучего
телеметрического комплекса,
участвовавшего в проведении
измерений при запусках объектов
"Восток", МВ, Е-6 и "Зенит".
Кандидат технических наук,
старший научный сотрудник

"Краснодар"

"Ворошилов"

"Долинск"

"Аксай"

ПЕРВЫЕ ИЗМЕРИТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ В АТЛАНТИКЕ

Пуски первых межпланетных станций потребовали обеспечения приема с их борта телеметрической информации в районах, не контролируемых средствами пунктов как наземного командно-измерительного комплекса, расположенных на территории нашей страны, так и средствами Тихоокеанской экспедиции.

Такое же требование выдвигалось специалистами при осуществлении запусков космических аппаратов на круговые орбиты высотой 200 - 300 км и наклонением 50 - 60 градусов. При таких орбитах 5-6 витков космический объект не виден с наземных пунктов, следовательно, перерыв в наблюдениях за полетом космического аппарата мог доходить до 37,5% суточного времени.

Плавучие измерительные пункты по сравнению с наземными (стационарными) имеют существенные отличия. Их основное достоинство состоит в том, что они имеют возможность изменять свое местоположение в мировом океане. Важным это является потому, что при проведении запусков различных космических объектов рабочие точки судам для проведения измерений выбираются оптимальным образом. Так, например, для работы по межпланетным орбитальным станциям, запускаемых к Марсу и Венере, нас направляли в одни районы мирового океана, а при работе с пилотируемыми космическими кораблями - в другие. Выбор районов работы во всех случаях обуславливался участком орбиты, представляющим особый интерес для специалистов, занимающихся космической тематикой.

При запусках межпланетных станций таким важным участком орбиты является участок перехода станции с промежуточной орбиты на расчетную, т.е. участок, на котором включаются двигатели разгонных блоков, а при осуществлении запусков обитаемых космических кораблей это участок включения тормозной двигательной установки.

В первом случае знание точного времени включения и продолжительности работы двигателей разгонного блока позволяет определить по какой орбите продолжит полет межпланетная станция, а во втором - определить момент включения тормозной двигательной установки и величину импульса скорости. Это дает возможность точно определить район посадки спускаемого аппарата, а, следовательно, направленно облегчить работу поискового спасательного комплекса.

Для межпланетных станций это были районы Атлантического океана, над которыми происходило включение двигателей последней ступени ракеты-носителя межпланетного космического корабля.

Кроме того, в конце пятидесятых годов руководством нашей страны была одобрена предложенная Королевым С.П. программа запуска человека в космическое пространство с последующим возвращением его на Землю.

Известно, что для того, чтобы посадить космический корабль на территорию нашей страны, необходимо затормозить его движение по орбите в строго определенной точке. Так, баллистиками было рассчитано, что для достижения этой цели тормозная двигательная установка должна включаться в точке орбиты над территорией южной Атлантики. Исходя из этого, был определен участок траектории полета пилотируемых космических кораблей, на котором должны осуществляться ориентация и стабилизация космических объектов, их торможение, отделение спускаемого аппарата от приборного отсека и т.д.

В процессе отработки и осуществления полетов пилотируемых космических кораблей Главному конструктору необходимо было оперативно получать информацию о факте и времени прохождения команд и выполнении определенных операций на борту космического объекта.

Таким образом, как при работе по межпланетным станциям, так и по пилотируемым космическим кораблям, встала задача о приеме, регистрации, обработке телеметрической информации и срочной передаче ее в Центр управления полетов из районов Атлантического океана.

Для решения этой задачи была создана Атлантическая группа плавучих измерительных пунктов, в которую входили два теплохода Черноморского пароходства - «Краснодар» и «Ворошилов», последний из которых, впоследствии, в связи с политическими событиями произошедшими в нашей стране (разоблачение группы Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова), в 1961 году, находясь в Атлантическом океане, был переименован в «Ильичеёвск». Из Балтийского пароходства в Атлантическую группу кораблей входил теплоход «Долинс». Впоследствии в 1962 году эта группа была пополнена танкером «Аксай». Эти суда были сняты с морских перевозок и переданы в распоряжение нашего научно-исследовательского института.

Как и в случае с ТОГЭ-4, плавучий телеметрический комплекс (ПТК) создавался в кратчайшие сроки, и поскольку Институт уже имел опыт в выполнении подобных работ, на него вновь была возложена вся научная и организационная часть работы.

Для обоснования состава ПТК, его радиотелеметрических средств и способов организации измерений в Институте в период с июня 1960 по август 1963 г. была проведена специальная Научно-исследовательская работа № 760 («Подготовка плавучего радиотелеметрического комплекса к работе и участие в проведении измерений при запусках объектов «Восток», MB, Е-6, «Зенит»).

Научным руководителем данной работы был назначен Яковлев Е.В., а ответственным исполнителем Гришаков В.И. Результаты этой работы легли в основу переоборудования выделенных теплоходов в измерительные пункты.

Руководство по организации и переоборудованию вышеуказанных судов торгового флота в плавучие измерительные пункты осуществляли сотрудники НИИ-4 МО тт. Яковлев Е.В. и Быструшкин В.В., а непосредственное участие в проведении этих работ принимали тт. Болдырев Р.Е., Седов В.И., Фомин В.Г., Матюшин Л.М., Малышев М.А. и другие сотрудники нашего института.

Теплоходы «Краснодар» и «Ворошилов» переоборудовались прямо у причалов морского торгового порта г. Одессы, а «Долинск» - в Ленинграде. Установка телеметрических станций, антенн, аппаратуры системы единого времени (СЕВ), радиостанций «Заря», оборудование фотолаборатории - все это проводились по месту, непосредственно в процессе переоборудования судов, в Одессе под руководством Быструшкина В.В., а в Ленинграде под руководством Фомина В.Г.

Каждое из вышеперечисленных судов было оснащено двумя комплектами радиотелеметрических станций «Трал», которые предназначались для приема и регистрации телеметрической информации, передаваемой с борта космических объектов. Радиостанция «Заря» предназначалась для осуществления связи с космонавтами, находящимися на борту космических кораблей.

Радиотелеметрические станции «Трал», изготовленные в автомобильном варианте, снимали с шасси автомобилей и кузова вместе с размещенной в них аппаратурой, опускали в трюм теплохода и крепили там по-походному. На левом и правом крыльях ходового мостика были закреплены кронштейны, на которые устанавливались антенные зеркала телеметрических станций. В отдельном трюме размещались бензоэлектрические агрегаты питания радиостанции «Заря» и телеметрических станций «Трал».

Регистрация телеметрической информации проводилась на кинопленку, для обработки которой в трюме была оборудована фотолаборатория, там же располагался ряд просмотровых столов, используемых для проведения дешифровки зафиксированных параметров.

Привязка параметров к шкале единого времени осуществлялась по меткам, вырабатываемым устройством системы единого времени, которые также фиксировались на кинопленку параллельно с принимаемой информацией. Пост СЕВ располагался вблизи радиостанций «Трал».

Полученная информация кодировалась и через судовую радиостанцию радистами теплохода передавалась на Землю. Роль шифровальщиков в те времена выполняли начальник экспедиции и его заместитель.

На кораблях Атлантического телеметрического комплекса работали два коллектива людей, подчиняющихся каждый своему ведомству: экипаж, во главе которого стоит капитан, и экспедиция, руководимая ее начальником. Капитан теплохода подчинялся руководству соответствующего пароходства, а начальник экспедиции, имеющий отдельный канал связи, подчинялся руководителю ПТК и начальнику нашего института.

В соответствии с делением разнились и обязанности. Так в задачу экипажа входило обеспечение судовождения и обслуживание всех судовых механизмов. Кроме того, в ведение экипажа входили вопросы снабжения людей продуктами питания, постельным бельем, денежным довольствием, оказания медицинской помощи и т.д.

Экспедиция отвечала за вопросы приема и обработки информации, обслуживание своего сложного радиотехнического оборудования и своевременную отдачу команд капитану о том, когда и куда вести теплоход, к какому времени выйти в точку работы, где и сколько времени можно стоять и т.д. Все капитаны понимали, что начальник экспедиции отдает такие распоряжения, исходя из складывающейся обстановки и указаний вышестоящего командования.

Прочный успех выполнения стоящих перед экспедицией задач, как показала практика, достигался только тогда, когда весь личный состав, начиная с капитана и начальника экспедиции, работал дружно, с полным взаимопониманием. В наших коллективах, а они менялись от рейса к рейсу, никогда не ставился вопрос кто главнее. Капитан точно исполнял отданные ему команды, а члены экспедиции беспрекословно выполняли правила, установленные на флоте.

Распорядок дня на судне подчинен, прежде всего выполнению экспедиционных задач. Поскольку сеансы связи могут смещаться, то в этих случаях смещался и распорядок дня.

При отсутствии экспедиционных работ (на переходах или в портах) распорядок жизни строго согласуется с жестко установленными правилами чередования морских вахт.

Первого августа 1960 года корабли «Краснодар» и «Ворошилов» вышли из Одессы, «Долинск» ушел из Ленинграда 29 августа, а уже 19 сентября все корабли прибыли в назначенные точки работы.

После занятия своих рабочих точек теплоходами, члены экспедиций начали отрабатывать технологию выполнения своих прямых обязанностей. Начинали с установки антенных полотен, эффективная площадь каждой из которых составляла 25 кв.м. Это очень не простая работа. Она требует больших затрат физических сил даже в обычных условиях, то есть при полном безветрии или тихом ветерке. При ветре в несколько баллов установка антенных полотен, из-за их большой парусности, превращается в адскую борьбу людей с ветром, который вырывает полотна из рук и стремится сбросить их за борт. В этих условиях, мы силами только членов экспедиции, задействованных на операции установки антенных полотен, справиться не могли. В этом случае мы обращались за помощью к команде и никогда не получали отказа. При установке антенных полотен во время сильного ветра использовались страховочные концы, которыми страховались как люди, так и сами антенные полотна.

Далее отрабатывалось отслеживание космических объектов по целеуказаниям, которые рассчитывались в Центре Управления. Эта работа требовала особой подготовленности и слаженности в выполнении действий оператора телеметрической станции и оператора, управляющего движением антенного полотна.

В те времена все это делалось вручную, и только натренированный оператор радиостанции «Трал», по визуальному наблюдению величин принимаемых сигналов, высвечиваемых на электронно-лучевой трубке, мог правильно руководить оператором, который осуществлял поворот антенного полотна. Для подачи команд между этими операторами использовалась шлемофонная связь.

Тренировались на быстроту проявки и моментальную сушку кинопленок, используя для этого ванну наполненную спиртом. Все члены экспедиции обучались проведению дешифровки принимаемых параметров, зафиксированных на кинопленку.

Телеметрическая аппаратура, которую установили в трюме, разрабатывалась и изготавливалась для работы на наземных измерительных пунктах и поэтому при высокой температуре и влажности, характерных для тропической зоны океана, часто выходила из строя. Операторы станций «Трал» тщательно изучали их принципиальные схемы, а, работая непосредственно на аппаратуре, учились быстро находить и устранять неисправности, которые в процессе обучения создавались искусственно. Отрабатывалась взаимозаменяемость операторов. Все изучали азбуку Морзе, учились принимать и передавать ее сигналы.

На первых порах возникали большие трудности в поддержании радиосвязи с большой землей, т.е. с группой сотрудников нашего института, занимающихся вопросами управления полетами космических объектов. В первое время, в отдельные периоды, связь нарушалась полностью из-за плохих условий прохождения радиоволн. В этих случаях для ретрансляции сигналов приходилось использовать промежуточные радиоцентры, например, радиостанцию поселка Мирный в Антарктиде.

Первый экспедиционный рейс продолжался до ноября 1960 года. В процессе тренировок была отработана технология подготовки и проведения телеметрических измерений в океанских условиях, но приема телеметрической информации с борта реальных космических объектов не проводилось.

Все корабли возвратились на Черное море: «Долинск» - в Новороссийск, а «Краснодар» и «Ворошилов» - в Одессу.

Второй экспедиционный рейс начался в январе 1961 года. Предстоял запуск первой в мире автоматической межпланетной станции к Венере и объекта «Восток». Теплоход «Долинск» занял рабочую точку недалеко от острова Фернандо-По в Гвинейском заливе, а «Краснодар» и «Ворошилов» расположились на трассе полета космической станции «Венера-1» в районе экватора.

Как члены экспедиции, так и члены экипажа притирались друг к другу. Командованием экспедиции до сознания каждого человека доводилась важность порученного нам государственного задания.

12 февраля 1961 года корабли ПТК приняли телеметрическую информацию с первой в мире автоматической межпланетной станции, запущенной в направлении Венеры.

После успешно проведенной работы корабли зашли в африканские порты для пополнения запасов провизии и пресной воды и для отдыха участников экспедиции.

В это время завершалась подготовка к запуску первого пилотируемого космического корабля «Восток».

В Центре Управления полетами, который в то время располагался в старом главном здании нашего института и входил в его состав, было принято решение использовать плавучие измерительные пункты для проведения телеметрического контроля за работой бортовой аппаратуры этого космического корабля. Особенно важно было получить оперативную информацию о времени включения и выключения тормозной двигательной установки и о работе бортовых систем на участке торможения.

Однако перед проведением работы по космическому кораблю, на борту которого должен быть человек, экспедиции на теплоходах «Краснодар», «Ворошилов» и «Долинск» проводили работу с беспилотными космическими аппаратами, запуск которых предшествовал историческому полету Юрия Гагарина.

Первый экспериментальный (беспилотный) корабль был выведен на орбиту 15 мая 1960 года, а 19 мая на его борт была подана команда на включение тормозной двигательной установки и отделение спускаемого аппарата. Команды прошли, тормозная двигательная установка сработала, телеметрические станции засекли факт выполнения команд и своевременно доложили в Центр управления полетами. Телеметристы были довольны, что успешно решили свои задачи, но потом, как выяснилось, из-за неисправности в системе ориентации космического корабля, он не стал снижаться, а наоборот, получив дополнительный импульс скорости, перешел на более высокую орбиту, что привело к увеличению периода обращения с 91,19 до 94,25 минут. Этот, хотя и не запланированный, случай позволил руководству космическими программами сделать важнейший вывод о том, что в космическом пространстве можно маневрировать. Последующие четыре экспериментальные корабля после усовершенствования системы ориентации были запущены в период с 19 августа 1960 года по 25 марта 1961 года с антропологическими манекенами и животными на борту и благополучно приземлились в заданных районах нашей страны.

Во время проведения этих работ детально проверялись все звенья, участвующие в подготовке и пуске космических объектов, в управлении их полетом и посадкой. В том числе проверялась работа и плавучих измерительных пунктов.

Корабли ПТК в Атлантическом океане и измерительные пункты ТОГЭ-4 - в Тихом океане, расположенные вдоль трассы полета космического корабля «Восток», 12 апреля 1961 года приняли, обработали и передали в Центр Управления полетом телеметрическую информацию о работе бортовых систем и жизнедеятельности первого в мире космонавта советского гражданина Гагарина Юрия Алексеевича.

ч.1 ТИХООКЕАНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ >>