В.Белоглазов "Космические моряки Юбилейного"

ч.1 ТИХООКЕАНСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Деятельность людей, участвующих в выполнении ракетно-космических программ, условно, для наглядности можно представить многогранной пирамидой, в которой коллективы людей одной из граней конструируют и создают ракеты-носители и космические аппараты, другой - проектируют и строят технические и стартовые комплексы, на которых проводится подготовка и пуск ракет космического назначения. Люди так называемых последующих граней рассчитывают орбиты, проводят измерения их параметров, передают команды на борт космических объектов, получают информацию, обрабатывают ее и т.д.

Сотрудники нашего института, а это, в основном, жители нашего города, принимали непосредственное участие во всех работах этой многогранной пирамиды. Они участвовали в разработке требований к ракетам-носителям и космическим аппаратам, определяли орбиты космических объектов, назначение и облик наземных комплексов системы средств выведения космических аппаратов, а при разработке командно-измерительного комплекса выполняли роль Главного конструктора.

Все работы в институте в начале космической эры велись под руководством его начальника - Соколова А.И. и заместителей по научной работе Тюлина Г.А., а впоследствии Мозжорина Ю.А. и Нариманова Г.С.

В период создания стратегических ракет первого поколения параллельно с работами по ракетной технике в НИИ-4 МО, небольшой группой сотрудников, проводились исследования и но космической тематике. В эту группу входили тт. Тихонравов М.К., Брыков А.В., Феоктистов К.П., Гурко О.В., Колтунов Я.И. и др. Ими впервые были показаны практические возможности выведения обитаемых летательных аппаратов в космическое пространство существующими боевыми ракетами.

Практическое осуществление запусков межпланетных станций и пилотируемых космических кораблей позволило приступить к реализации потенциальных возможностей использования космических средств в интересах как видов Вооруженных Сил СССР, так и родов войск.

Для более углубленной и систематизированной проработки данной проблемы в недрах НИИ-4 МО было образовано специальное подразделение, которое называлось «космической специальностью». Руководил этой специальностью Г.И. Левин. Научные сотрудники этой специальности во главе с отделом П.В. Лыженкова взялись за разработку первой программы развития и боевого применения космических систем и комплексов. В процессе выполнения работ по космической тематике были обоснованы задачи космических средств, требования к их решению, определен необходимый состав космических систем и комплексов. Кроме того, разработаны основы управления космическими аппаратами, способы измерения их координат, математические методы определения орбит КА и прогнозирования их движения.

Работа эта выполнялась в содружестве с головными НИУ видов Вооруженных Сил. Результаты проведенной научно-исследовательской работы (тема «Основа») были положительно оценены заказывающей организацией. Десять участников выполнения данной темы получили звания лауреат Государственной премии СССР. От НИИ-4 МО это были Соколов А.И. - научный руководитель и Лыженков П.В. - ответственный исполнитель. В это же время были обоснованы состав и места размещения командно-измерительного комплекса, спроектированы средства измерений и наблюдений как для наземных, так и плавучих измерительных пунктов.

По мере развития практической космонавтики, расширения программ проведения НИР, более глубокой и систематизированной их проработки, коллектив сотрудников «космической специальности» все больше и больше увеличивался. Темы научно-исследовательских работ сотрудников, занимающихся вопросами боевых ракет и проблемами космической отрасли, все больше расходились. Управление большими коллективами научных сотрудников, исследующих разные проблемы, становилось все менее эффективным. Поэтому 11 марта 1968 года приказом Министра обороны СССР был создан филиал 4 НИИ МО, как головная организация по проведению космических исследований, а 3 апреля 1972 года, на базе этого филиала, был образован Центральный научно-исследовательский институт космических средств (ЦНИИ КС) впоследствии переименованный в 50 Центральный научно-исследовательский институт Министерства обороны Российской Федерации (50 ЦНИИ МО РФ).

Руководили филиалом, а затем и 50 ЦНИИ МО РФ, с 1968 года по 1983 год - Мельников Г.П., с 1983 по 1989 год - Мещеряков И.В., с 1989 по 1992 год-Алексеев Э.В. и с 1992 по 1997 год - Меньшиков В.А.

Все дальнейшие исследования, в том числе и работы по созданию и развитию плавучих измерительных пунктов, шли под их руководством.

О коллективах конструкторских бюро и людях заводов, где создавались ракеты-носители и космические объекты, написано и издано много книг, в которых красочно и талантливо рассказано об истории становления ракетно-космической отрасли, о трудностях решения научно-технических и организационных проблем, об условиях жизни, как руководящего состава, так и простых исполнителей.

Однако об истории становления плавучих измерительных комплексов, о людях, работавших в этой области в самом начале космической эры, сказано очень мало. Материал, изложенный ниже, посвящен этому вопросу и призван хотя бы немного восполнить этот пробел.

Необходимость создания плавучих измерительных комплексов (ПИК) была обусловлена тем, что при отработке ракетного оружия часть траектории полета головных частей (ГЧ) межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и районы их падения находились вне зон видимости наземных пунктов управления, расположенных на территории нашей страны. Для разрешения этой проблемы необходимо было иметь измерительные пункты, которые находились бы в районах падения головных частей. Поэтому руководством нашей страны было принято решение о создании плавучих измерительных комплексов, местоположение которых могло бы изменяться.

Поисковые исследования по проблеме создания и применения плавучих измерительных комплексов начали проводиться в нашем институте с 1956 года. Однако их актуальность приобрела первостепенную значимость лишь в 1958 году, когда после успешных отстрелов ракеты Р-7 в район падения головных частей на полуострове Камчатка (полигон «Кура») стало очевидным, что для испытания ракеты на полную дальность необходимо создание полигона падения головных частей в акватории Тихого океана.

Для обеспечения измерений на этом «морском» полигоне, т.е. для проведения контроля параметров траектории полета головных частей и точного определения координат их падения, необходимо было иметь плавучие измерительные пункты.

Так возникла проблема создания ПИК, решение которой было возложено на НИИ-4 МО совместно с другими организациями.

Для выполнения этой работы в институте была открыта специальная НИР «Акватория» (Разработка, создание и ввод в эксплуатацию плавучего измерительного комплекса) со сроками выполнения октябрь 1958 г. - декабрь 1959 г. Эту работу, ввиду срочности задания и необходимости решения вопросов в правительственных органах, возглавил заместитель начальника института по научной работе Тюлин Г.А., а ответственным исполнителем темы был назначен Устинов Н.Г. Это была последняя работа Тюлина Г.А. в нашем институте. В 1959 году он был назначен директором ЦНИИМАШ MOM, а затем заместителем министра (1961) и первым заместителем министра общего машиностроения СССР (1965 -1976).

Плавучие измерительные пункты создавались на базе специально выделенных для этой цели судов-сухогрузов, посредством их переоборудования и оснащения измерительными средствами. «Выбиванием» сухогрузов у министра судостроительной промышленности Бутома Б.Е. занимались как сам начальник института Соколов А.И., так и его заместитель по научной работе Тюлин Г.А.

Решения на выделение кораблей для плавучего измерительного комплекса принимались на заседаниях правительственных комиссий, которыми руководил секретарь ЦК КПСС Брежнев Л.И.

Требования к кораблям измерительного комплекса разрабатывались коллективом научных сотрудников НИИ-4 МО, куда входили: Устинов Н.Г., Яковлев Е.В., Дежников Ю.Е., Масюк А.Г., Мохов А.П. и многие другие представители нашего города. Так, например, разработкой требований к средствам измерений, связи и единого времени руководили Агаджанов П.А. и Левин Г.И., по гироскопам - Назаренко И.В., по оптико-механическим системам - Гребенщиков И.И. и Лыженков П.В.

В процессе проведения исследований сотрудниками института были определены состав корабельных средств, обеспечивающих решение задач траекторных (радиотехнических, оптических, гидроакустических) измерений и приема телеметрической информации по головным частям межконтинентальных баллистических ракет. Разработанная институтом научная и техническая документация по созданию плавучего измерительного комплекса была передана основному проектировщику кораблей ПИК - Невскому проектному конструкторскому бюро (тогда ЦКБ-17 Министерства судостроительной промышленности). Выполненные научными сотрудниками НИИ-4 МО работы позволили в сжатые сроки создать плавучий измерительный комплекс. Переоборудование кораблей осуществлялось на Балтийском заводе в Ленинграде.

В качестве легенды соединению кораблей плавучего измерительного комплекса было присвоено название Четвертая Тихоокеанская гидрографическая экспедиция (ТОГЭ-4), в состав которой вошли корабли «Сибирь», «Сучан», «Сахалин» и «Чукотка», три измерительных корабля и один связной. Корабли «Сучан», «Сибирь» и «Сахалин» были построены на базе одного проекта, поэтому имели одинаковые основные характеристики: длина 108,5 м, ширина 14,6 м, водоизмещение 6150 т., осадка 5,75 м, скорость 10 узлов. Экипаж и экспедиция 201 человек. Характеристики «Чукотки» немного отличались и были: длина 108,5 м, ширина 14,6 м, водоизмещение 6680 т, осадка 6,15 м, скорость 10,5 узла. Экипаж и экспедиция 118 человек.

Необходимость трех измерительных кораблей обуславливалась тем, что для определения с необходимой точностью траектории полета головных частей и координат их приводнения, измерения должны проводиться не менее чем из трех удаленных друг от друга точек. В этих точках должны стоять и работать корабли. Они должны были обнаруживать, определять характеристики траектории полета и координаты точки падения головной части, а также принимать телеметрическую информацию.

Связное судно предназначалось для приема с космодрома и ретрансляции на измерительные корабли сведений о подготовке и пуске ракеты, расчетного времени и «окружности» завершения полета головной части. После приводнения головной части связной корабль должен был принимать от измерительных пунктов информацию и передавать полученные результаты на космодром.

За шесть месяцев эти суда торгового флота были переоборудованы в военные корабли - измерительные пункты, прошли Государственные испытания и в июне 1959 года Северным морским путем перешли из Ленинграда к пункту постоянного базирования - в бухту Крашенинникова на Камчатке. Возглавлял эту экспедицию капитан первого ранга, а впоследствии адмирал Максюта Ю.Н. Заместителем по измерениям у него был сотрудник НИИ-4 МО Авраменко В.А. Впоследствии эту должность занимал тоже наш сотрудник тт. Бачурин А.П.

В самом начале проведения работ заместителями командиров кораблей по специальным измерениям (начальниками измерительных комплексов) были назначены сотрудники нашего института Бачурин А.П. («Сибирь»), Лимановский А.В. («Сучан») и Карпухин Г.М. («Сахалин»).

В первых экспедициях на штатных должностях корабельных измерительных комплексов работали сотрудники НИИ-4 МО Гичкин Ю.В., Крошко СИ. и др., которые в дальнейшем были заменены офицерами Военно-морского флота.

Первой успешной работой созданного плавучего измерительного комплекса явилось обеспечение пусков двух ракет Р-7 в акваторию Тихого океана. Эти пуски были проведены в период с 22 по 28 октября 1959 года, о чем было объявлено в сообщениях ТАСС. Если корабли Тихоокеанской экспедиции в первое время работали только по головным частям МБР, то впоследствии их стали привлекать и к решению космических программ. Так, например, они использовались в процессе приема и первичной обработки информации с межпланетных станций, запускаемых на Луну, Марс и Венеру. Кроме того, корабли Тихоокеанской гидрографической экспедиции имели дополнительную задачу - быть готовыми (в случае необходимости) к проведению поиска и спасению спускаемого аппарата (СА) космического корабля «Восток» с космонавтом, в районах их плавания. Это было вызвано тем, что при аварийных (нештатных) ситуациях, спускаемый аппарат мог совершить посадку в любой точке земного шара, находящейся между 65 градусом северной и 65 градусом южной широты.

Исходные данные для проведения этих работ (характеристики спускаемого аппарата, рабочие частоты поисковых радиомаяков СА и космонавта после приводнения и т.д.), подготовленные группой научных сотрудников поисково-спасательного комплекса, выдавались на корабли через Главный штаб Военно-морского флота.

Группу поисково-спасательного комплекса, находившуюся в Центре управления НИИ-4 МО, возглавляли тт. Куделя Н.Н. и Атачкин Е.Ф.

Ввиду увеличения работ, проводимых при испытаниях новых ракетных комплексов, и работ, связанных с освоением космического пространства в военных и народно-хозяйственных целях, возросли требования к составу и объему измеряемых параметров. Все это требовало создания корабельных измерительных пунктов с улучшенными характеристиками. Так в период 1961-1963 годов в состав Тихоокеанской экспедиции были введены корабли «Чажма» и «Чумикан». Их основные размерения: длина 139,5 м, ширина 18,0 м, водоизмещение 12740 т, осадка 7,60 м, скорость 14,5 узла. Экипаж и экспедиция 289 человек. Эти корабли, совместно с переоборудованным пароходом «Чукотка», образовали второй Плавучий измерительный комплекс (ТОГЭ-5). Первым командиром этого комплекса был назначен капитан первого ранга Онищенко Е.Я., а заместителем по специальным наблюдениям - сотрудник НИИ 4 МО Шмелев В.В., которого впоследствии сменил тоже наш сотрудник Лимановский А.В.

В 1983 - 1989 годах Тихоокеанская экспедиция пополнилась еще двумя кораблями. На их бортах были написаны имена «Маршал Неделин», «Маршал Крылов». Их основные размерения: длина 211,2 м, ширина 27,7 м, водоизмещение 23780 т, осадка 7,99 м, скорость 22,2 узла. Экипаж и экспедиция 370 человек.

В работах на кораблях Тихоокеанской экспедиционной флотилии периодически принимали участие многие сотрудники нашего института. Так, в различные годы, участвовали в ходовых испытаниях, проводили измерения и прием телеметрической информации на выше названных кораблях Медведев В.Н., Балан А.А., Галочкин B.C., Костриков В.П., Трегуб А.Я., Алексеев В.Н., Полтавцев Г.В., Масюк А. Г., Колесник Б.И. и многие другие сотрудники института - жители нашего города.

ч.2 АТЛАНТИЧЕСКИЙ ТЕЛЕМЕТРИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС >>