Научно-исследовательское судно
"Космонавт Георгий Добровольский"

Сайт ветеранов флота космической службы

Владимир Ермолаев
Звездоград
Часть I

Русско-казахская народная сказка

Ленинск жил,
Ленинск жив,
Ленинск вечно будет жить,
А чего с ним станется
Да с таким названьицем
(Из фольклора одной из Байкодромовских рок-групп)

 

Звездоград.

Это слово, название населенного пункта, где обитали мы, малолетние пацаны, дети офицеров – запомнилось нам где-то в подкорке, в зарождавшемся у нас, 2-3-4-х летних детей сером веществе…

Есть немало исторических, энциклопедических, мемуарных версий становления Южного Полигона – Космодрома Байконур. Их писали люди, прибывшие на полигон в зрелом возрасте – испытатели, военные и гражданские, замполиты… Эти воспоминания в обязательном порядке проходили политическую и иную цензуру "во избежание…", "с целью…", "по причине…". Ну, понятно. Были такие времена.

Попробуем рассказать о городе от лица человека, привезенного туда в возрасте примерно 1 года, для которого этот город смело можно назвать родиной…

Дата основания города достаточно смутная, как и у любого другого населенного пункта на этой Земле. Потому как первый колышек всегда забивают геологи для своей палатки. После установки палатки обычно сооружают сортир, для чего также необходимо вбить несколько колышков, затем палатка радистов, палатка с запасами еды и водяры, ну и так далее… И только потом, после изучения (рекогносцировки) местности, формирования зон стартовых комплексов, зон отчуждения – падения первых ступеней и других фрагментов ракет – принимается решение на уровне Политбюро – "Сделать город". Решение это было принято где-то в середине 50-х годов прошлого (ХХ) века…

Что касается первого колышка, то по этому поводу в город был привезен гранитный камень (в степи гранит не растет) из Москвы, на котором на полированной стороне нацарапали "Здесь, в 1955 году, был вбит первый колышек…". Каменюку эту, мы, малолетние пацаны, периодически наблюдали в разных концах тогда еще маленького города. По состоянию на 1993 год этот булыжник перетащили ближе к бюсту строительного генерала Шубникова – мужика, отдавшего душу и жизнь на строительстве Байкодрома…

Вообще, казахам сильно повезло в послевоенный период. В смысле развития своих земель. Имеется в виду то, что самые мощные, вонючие, смертоубийственные полигоны были созданы именно в Казахстане. Семипалатинск, Сары-Шаган, Байконур. Там же, до кучи – зоны отчуждения Капустина Яра, лепрозории Каспийского моря, и прочая целина…

Ну, то есть, в коммунальной квартире, на двери которой написано "СССР", в одну из комнат приходят чисто конкретные пацаны и небрежно так, по-деловому сообщают хозяину:

– Значится так, братан… Из твоего окна оченно удобно показывать дули и стрелять по соседнему дому, на котором написано "USA"… Видишь? Ну вот он – как раз напротив… Да… Ну и короче… Тут мы поставим пушку, тут в тенечке будем пристреливать оружие всякое, тут будет складик боеприпасиков, а в этом углу – будем всякие гранатки взрывать, проверять их действие… Вот так вот… Кто это решил? Ну как – кто? Глупый ты, ей богу… Так решили старшие пацаны… Из номера "люкс"… У них на двери "Москва" написано… Еще вопросы есть? А ты давай – спрячься за плинтус… И не отсвечивай…

Первыми объектами в городе были "Деревянный городок" и "площадка N0" – она же – "нулевка".

Деревянный городок – первые бараки для строителей, первые склады, первая жизнь в этих местах. Название понятно – все из досок, картона, зиповских ящиков, фуфаек и пустых консервных банок. Для прибывающих тузов выстроили линейку поцивильнее – добротные дома (по нынешним временам – коттеджи), с привезенным черноземом, с посаженными в этот чернозем елками, соснами и прочими березами и вишнями…

Значительно позже, когда в городе стали появляться первые дома, прелести Деревянного городка оценили генералы и замполиты. Тишина, русская растительность, никого вокруг… Первый асфальт – к Деревянному городку. Красота!

"Нулевка" – шикарная по тем временам супергостиница для прибывающих на полигон экипажей космонавтов и членов Госкомиссии. На берегу реки, огорожена от остального города правильным забором, все усажено яблонями сорта "ранет" (теми, которые должны быть увезены для разведения на Марс…). На всякий случай вдоль реки Сыр-Дарьи была возведена дамба, и на этой дамбе построена большая ажурная беседка. В исторических хрониках Королев частенько беседует с космонавтами в этой беседке.

"Нулевка" была, само собой, объектом супергосударственной суперважности, а потому можно представить квалификацию и качество подбираемого обслуживающего персонала. В смысле сисек и ножек… Ну, то есть, к примеру, Мерилин Монро не прошла бы по конкурсу однозначно. Разве что – мыть миску в будке караульной собаки. Да и то – ночью, чтобы никто не увидел… Какая она страшная…

Неизмеримо круче, опаснее, "адреналиннее", чем катание на заднем борту проезжающих грузовиков – для пацанов 6-8 лет была войсковая операция под кодовым обозначением "нулевка".

Основная задача войсковой операции – проникнуть на "нулевку", нарвать ранета и без потерь уйти обратно за линию фронта. После чего выкинуть трофейный ранет, поскольку есть его совершенно невозможно, да и не за ним лазили туда, вообще говоря…

Перед началом операции, как правило, проводились командно-штабные учения, на которых производились отработка и сплачивание подразделений "шухера", "захвата", "разведки", "эвакуации"… За день-два до начала боевых действий разведка устанавливала наблюдение за действиями противника – дяденьками солдатами из караула "нулевки". Маршруты следования вооруженных патрулей, время и порядок смены патрульных и часовых, время смены караулов, время и порядок освещения и прочие охранно-оборонительные штучки этого суперважного объекта супергосударственного значения.

Время "Ч". Операция проходит быстро, слаженно, в строгом соответствии с утвержденными планами. Преодолевается 4-х метровый забор, рвется ранет (между прочим – у самых окон Королева!), но в процессе обратной эвакуации кто-то случайно рвет штаны о колючую проволоку и произносит сакраментальное слово "Мама…". Этого достаточно, чтобы моментально из темноты выросли три вооруженных дяденьки солдата и схватили всех нас за уши…

Дяденьки солдаты в те времена да еще и в составе такого караула отличались невиданной сообразительностью, а потому к задержанным нарушителям обращались с такими вопросами:

– Кто твой отец?

– Капитан…

– Так… А твой?

– Подполковник…

– Да?… А… а где служит? На площадке или в городе?

– Здесь в городе…

Далее логика была такова. Если пацан не врет и папаша его подполковник и служит в городе, значит он – туз в Большом штабе полигона. За этого пацана ни ордена ни отпуска все равно не дадут, а если его притащить в караулку и оформить как задержанного, то по служебным каналам выдерут папашу этого пацана. А папаша этот – наверняка тут же найдет начальника караула и быстренько решит с ним вопросик, в результате которого я буду служить не тут – в шикарном и спокойном месте, а где-нибудь на строящихся степных площадках, где не то что тетку смачную отодрать – пожрать не получится… Да…

– А не врешь? Сколько у папаши звезд на погонах?

– По две… больших…

– А цветных полосок на них?

– По две…

Диверсионная группа получала по паре поджопников (подсрачников, пендалей, подзатыльников) и выбрасывалась обратно через 4-х метровый забор. К чертовой матери.

Вечером Юрка бежал встречать уставшего отца с мотовоза. Отец был не подполковником, а старшим лейтенантом, служил где-то на дальних 95-х площадках…

– Ну как дела, Юрик? Чем сегодня занимался?

– Да вот с ребятами армейские звания изучали…

Параллельно со строительством космодрома и города, которые шли стремительными (сверхстремительными!) темпами, шло такое же скоростное комплектование полигона офицерами. По рассказам стариков (в их числе и мой отец), назначение происходило довольно мутно.

В армии начальник отдела кадров – самая блатная должность. Еще бы! В руках кадровика – судьба офицера в полном смысле слова. Назначение на вышестоящую должность, присвоение очередного (и внеочередного) звания, перевод в другой гарнизон, снятие ранее наложенного взыскания, представление к награде – вот и вся, по сути, жизнь военного. И его семьи… А тем более в офицерских полках – ракетных и космических, где командир части в лицо и по фамилии не каждого старлея знает, а не то что лейтенанта. А потому на вопрос командира кадровику "Ну, Вася, кого на начальника команды будем ставить, кого в Можайку (В Питер) на должность курсового офицера отдадим, кого на Камчатку (год за два, двойной оклад) переведем?" – Кадровик Вася называл фамилии офицеров в зависимости от степени налитого этими офицерами стакана. То есть – чем чаще и больше наливал офицер кадровику – тем ближе он был к переводу туда "где лучше". Ну – понятно… Пришла разнарядка о награждении двух офицеров медалями – фамилии готовы, и без всяких подвигов.

Соответственно – кадровики знали о каждом офицере несметно больше, чем любой, самый дотошный чекист-особист. От болезней жены офицера до размера пенсии родителей. И вообще – кадровики много чего знали…

А потому, в те 50-е годы, после назначения летного или артиллерийского (чаще всего) офицера для дальнейшего прохождения службы в войсковую часть 25696 (она же 11284) на "освоение новой техники", – свеженазначенный приходил к своему летному или артиллерийскому кадровику с мутными вопросами – типа "Вась… а куда это… и что там за техника такая… новая?"

Кадровик Вася хитро-секретно-загадочно жестикулировал. Пытаясь описать все это. А говорить-то НЕЛЬЗЯ было. В те времена…

– Ну, короче, это тут… Станция Тюра-Там… – Вася тыкал пальцем в середину Казахстана. В пустоту. Ну то есть на карте в том месте были только параллели и меридианы. И все. – Тут, Саня, ты и будешь служить… А чем заниматься… не знаю я.

Далее кадровик шепотом на ухо пытался объяснить, что "у одного его приятеля в тех местах, в Чимкенте, живут родственники, и они рассказывали, что иногда там в степи что-то сильно гудит…"

Тупой офицер спрашивал Васю:

– Так и что же это "гудит"?

– Ну… Твою бестолковую мать… Ну это… Понимаешь? – Кадровик пальцем тыкал в небо и страшно так урчал и фыркал. – Ну? Понял? Не? Не понял? Ну ты баран… Да ну тебя… Все – иди на her… Вот твое предписание – все… Давай…

В предписаниях тех лет офицеру следовало прибыть "на ж\д ст.Тюра-Там в распоряжение командира в\ч 25696 без семьи". Вот так вот. Без семьи. Некуда было девать эти самые семьи. Не было ни приличного жилья, ни жратвы, ни медицины, ни лифчиков в Военторге, nihera не было. А уж тем более детских вещей и всяких там детских садов и прочих "гражданско-цивильных" примочек. Всему этому еще предстояло появиться…

Именно по этой причине – родившихся в городе Звездограде раньше 1960 года – не было. Вся детвора, родившаяся до 60 года, была "привозная". Уже в начале 60-х годов, когда был построен и укомплектован мощнейший госпиталь – бабам разрешили рожать на Байкодроме. В порядке исключения…

Прибытие в 50-х годах назначенного офицера происходило примерно так. То есть именно так прибыл мой отец. В то время – капитан авиации.

Проводник поезда Москва-Ташкент сообщал офицеру : "Через 5 минут ваша остановка. Станция Тюра-Там". А за окнами вагона – пустота до горизонта. В обе стороны! А где же… Новая техника? И вообще… Где люди???

Капитан спрыгнул на насыпь. Поезд тронулся и пропал. Просто рельсы. Три казахские мазанки. Это такие почти землянки, наполовину в земле, наполовину над землей. Крыша земляная, на ней пасется коза. Два казашонка. Жара. Все.

Впереди на рельсах маячит такой же зеленый силуэт с фуражкой. Ага! Еще кто-то сошел с поезда… Так… Ну что ж, нас уже двое. Очень хорошо. Силуэты стали сближаться. Дальний силуэт оказался полковником. Ого!

– Здравия желаю, товарищ полковник!

– Здравствуйте, капитан, – старший силуэт растерянно смотрел по сторонам, но видно был весьма доволен, что в этой степи он оказался не один. Тем более, что у младшего силуэта вся грудь была в орденских планках фронтового происхождения…

Старший силуэт на мгновение задумался и произнес довольно философскую фразу. Актуальную в этих условиях:

– Надо бы у кого-нибудь разузнать, где это мы…

При этом оба силуэта посмотрели на козу на крыше мазанки. Казашата куда-то исчезли…

Очень сочное и красочное выражение – "Из степи ВДРУГ".

Из степи вдруг выскочил "газик" и на сверхзвуковой скорости стал приближаться к соединившимся силуэтам на рельсах.

Из "газика" выскочили запыленный мокрый майор и несколько солдат и во всю прыть подбежали к силуэтам.

– Здра…жела…то…полковник – запыхавшийся майор еле переводил дух.

Старший силуэт вынул свои бумаги и передал их майору. Младший силуэт только и успел заметить большой угловой штамп на бумаге – "Центральный Комитет КПСС". Вот это да…

– Извините за опоздание… Машина сломалась… Извините… Прошу в машину…

Майор повел ушами и сообразительные солдатики подхватили чемоданы обоих силуэтов и мгновенно забросили их в "газик". Младший силуэт был принят за адьютанта старшего силуэта, а потому документов у него даже и не посмотрели…

Так на космодром прибыл первый замполит полигона. Младшему силуэту при этом крупно повезло – довезли до города…

С ветерком, не останавливаясь ни на одном КПП, не показывая ни одной бумажки, не спрашивая никого ни о чем…

Как на полигон прибывали другие силуэты, которым повезло меньше – можно представить…

Отметившись в отделе кадров о прибытии и получив назначение в гостиницу, капитан отправился шастать по городку. Дело было в субботу, а потому до понедельника было время осмотреться… Навстречу попался бывший приятель-сокурсник по Можайке, тоже капитан.

– О! Привет! Пономарев – ты?

– Здорово! Прибыл?

– Ага… Только что… Слушай, Пономарев, а куда это я попал? Я так толком ничего и не понимаю… Тут – ЧЕГО???

– Тут? Ну… Это… Да – так…

– Как – ТАК? Да расскажи хоть ты – ЧТО ТУТ??? ЧЕМ ЗАНИМАТЬСЯ ПРЕДСТОИТ???

– Ну… это… Ну сам все увидишь…

– А что, ЧТО увижу?

– Ну… это… ну – всякое тут… пойдем лучше по этому поводу закалдырим…

Ни в процессе тщательного "закалдыривания", ни в процессе узнавания все новых приятелей – НИЧЕГО о новом месте службы капитан так и не узнал… НИЗЯ было говорить ОБ ЭТОМ даже с самыми лучшими корешами, которые ТОЖЕ прибыли СЮДА для дальнейшего прохождения службы! Во!

РЕЖИМ, пропуск, Болтун – находка для шпиона, А ты закрыл сейф? Уходя – сдай секретные документы! МОЛЧИ! МОЛЧИ! Враг не дремлет! Лишнее слово – Родину убить готово! Пропуск! Стой, предъяви документы…

Из черной "Волги" вышел плотный человек в кожаном пальто и подошел ко входу штаба полигона. Солдатик на входе строго так:

– Ваш пропуск!

Кожаный человек секунду-другую выходил из своих внутренних видимо очень глубоких мыслей-раздумий. Как-то рассеянно посмотрел на солдатика…

– Ваш пропуск!

Кожаный человек опустил руку в карман. Видимо ничего там не нашел… Видимо не было там ПРОПУСКА… Видимо у кожаного человека ВООБЩЕ НЕ БЫЛО ПРОПУСКА…

– Я – Королев…

– Ну и что? Ваш пропуск!

– Я (длинная пауза) – КОРОЛЕВ…

– Пропуск!!!

Выбежавший насмерть перепуганный дежурный офицер штаба попытался одновременно пинками и подзатыльниками отменить-откорректировать "установленный режим допуска в штаб полигона" и вернуть Генерального Конструктора… Получилось нечленораздельно и нецензурно…

– Передайте – заседание Госкомиссии состоится на "двойке" через полчаса… – Королев сел в машину и уехал.

Бдительного солдатика за отличное несение службы отправили в отпуск на Родину. А пока был в отпуске – в знак особого уважения Министр Обороны засчитал срок его службы как год за три (как на войне!) и демобилизовал солдатика без прибытия из отпуска. Документы были высланы в военкомат по месту жительства солдатика самолетом. Чтобы не успел солдатик прибыть обратно на космодром из отпуска… Достаточно… Молодец… Eb tvoju мать…

Городок рос в темпе – 2 месяца – дом. Военные строители генерала Шубникова знали свое дело. Причем первые дома – трехэтажные, с потолками 4 метра, лепниной и колоннами, черепичными крышами… Дворцы!

Первые гастрономы, детские сады, парки, штаб полигона ("Большой Штаб"), Дом офицеров (осиное гнездо замполитов), универмаг, кинотеатр "Заря"… Образцовый социалистический полностью автономный город был построен за 3 года. Офицеры переехали в хорошие квартиры, привезли семьи, маленьких детей. Жизнь пошла…

Вечерами на центральной площади хорошим тоном считалось выйти с семейством и неспешно прогуляться туда-сюда, попутно отдавая честь проходящим гуляющим. Офицеры ходили ТОЛЬКО в форме даже в неслужебное время. Гражданская форма одежды не признавалась. Не было такой моды… А до чего были довольны тетки! Не передать! Под ручку с мужем – красавцем в форме, впереди детишки бегут-спотыкаются… Муж приносит домой такие ДЕНЬЖИЩИ! Одуреть! И на него самого – никаких расходов! Одежда – форменная, выдают даром, водка в магазине скучает потому как спирта на полигоне – море, весь день на службе, возвращается выжатый как лимон, только на свою благоверную сил и хватает, и свекровь – эта падлюка – за две тыщи километров, и не появится тут никогда. Тут у нас – закрытый гарнизон, тут у нас это… космо… т-с-с-с… Хорошо-то как, бабоньки! Ой, не могу… А еще в отпуск в Россию или на Украину в село как приедешь… И соседкам-подружкам бывшим – "секретные мы, ничего не можем рассказать". Как люди нас уважают! Если секретные – так это не просто так… Это ОГО-ГО как… И мы – самые уважаемые люди в селе… Во, как…

Всякие новые стратегические ужасы всегда подчиняются напрямую Москве. Соответственно и Военторг. То есть в магазинах городка было так называемое "московское обеспечение". А именно – колбаса (всякая), мясо (завались), курево – даже импортное, стиральные машины, холодильники, прочее барахло – из Москвы…

Короче говоря, безумными усилиями всей страны образцовый социализм стал возможен только в одном маленьком городке… Мужики были довольны работой и получкой, тетки – московским обеспечением и отсутствием свекрови, дети – отсутствием каких-либо забот…

Появились первые поэты. Вышли первые два сборника самопальных местных стихов. Сборники назывались "Звездоград"…

И тут… Космос, космодром, Звездоград решила окончательно возглавить наша любимая ПАРТИЯ…

РЕБЯТА! СМОЖЕТ ЛИ КТО-НИБУДЬ НАЗВАТЬ ФАМИЛИЮ ИДИОТА, ПЕРЕИМЕНОВАВШЕГО "ЗВЕЗДОГРАД" В "ЛЕНИНСК"?

Вопрос этот, видимо, будет вечным. Потому как ответа нету…

Был ли хоть один человек, кто был бы доволен этим переименованием? ХОТЬ ОДИН?

Вопрос этот – это мордой в говно нас с вами, уважаемые. Это – наша быдловская история, это не татаро-монголы, цари и помещики с капиталистами, не Врангель, не прочие стихийные бедствия. Это – мы… Прощелкали рылом… И в первую очередь – этот вопрос вам, господа Генеральные и Главные, Министры Загадочных машиностроений, кто был ближе всех и сильнее всех, кто мог противостоять этому позору. Да, видать, кишка тонка. Быдло – это нормальное состояние.

А в 1970 году на центральной площади поставили типовой здоровенный памятник Ленину… Pizdetc! Приехали!

Когда в 70-х годах ввели почтовые индексы, на всех почтах появились справочники. Так вот, в СССР на тот момент в этом справочнике было около 15 Ленинсков. Поселков, хуторов, тупиков, лагерей…

А мы, пацаны 10 лет, первое поколение вырастающей на космодроме детворы, продолжали бегать каждый день на стройки и считали за доблесть получить у уставшего и голодного в усмерть солдатика-строителя рубль, чтобы смотаться в 6-й гастроном и купить там буханку белого хлеба и банку сгущенки и вручить все это солдатику, вместе со сдачей. Чемпионат мира по спринтерскому бегу – чепуха… Посмотрели бы вы на нас в те годы… За это дяденьки солдаты угощали нас карбидом. А из карбида каждый уважающий себя пацан мог смастерить взрывающуюся "гремучую смесь" водорода и кислорода. "Энергия" летала на этом же, не правда ли? А еще – покатать самого быстрого из нас на самосвале, на радиаторе которого красовался никелированный бык. Самосвал пердел и смердел на всю округу и это добавляло счастья выше крыши!

Город рос, светился огнями и счастьем.

Место, где умудрились заложить город, называлось "Кармакчинский район Кзыл-Ординской области". По рассказам тех же казахов, в этих местах обитал самый глупый, самый нижний из всех казахских родов. Род или племя у них называется "жуз". Так вот этот жуз всеми остальными казахами всего Казахстана считался самым грязным, бестолковым, ленивым и т.д.

Казахам путь в город был закрыт полностью. Наухнарь. Однозначно.

Вокруг города была организована колючая проволока местами в несколько рядов. И КПП с дяденьками солдатами, у которых были настоящие железные автоматы… Время от времени казахи толпами подходили к КПП и требовали, чтобы их пустили в город. В коммунизм… Светло, чисто, жратвы – море… Дяденьки солдаты занимали оборону и казахов не пускали.

– Эй, рюски! Это мой земля! Ты пришоль зачэм? Э? Уходи с мой земля… Забирай свой асфальт и уходи отсюда!

Сложность этой проблемы, которая неизбежно принимала национальный вариант, не имела рецептов решения. По этой причине замполиты НИ РАЗУ на КПП не появлялись в этих ситуациях. Предоставляя разрешение конфликта солдатикам и дежурному офицеру (обычному испытателю с обычного старта – это наряд такой)…

Но поскольку город стал называться теперь именем большевистского вождя, то нужно было как-то сглаживать национальные трения. Хозяева земли ведь… Что же придумать?

И вот – придумали… Вывоз мусора в городе был организован методом утреннего выноса помойного ведра в стоящую на условленном месте машину – помойный самосвал. Весь город обслуживался солдатиками – все и вся. Электричество, вода, эксплуатация всех зданий и сооружений, подметание и уборка всего города… Но ни в каком штатном расписании никакой армии нету должности Начальника помойки и Старшего Грузчика Помойных Ведер. Как ни выводи за штат – а на такую должность ни один самый зачуханный солдатик не пойдет. А кого назначить, кому доверить? Не опускаться же до уровня Европы средних веков, когда помои просто выливали за дверь или из окна…

О! Есть выход! Казахи…

Однако шпиндель состоял в том, что казахи местного жуза действительно не хотели работать! Ну не положено им работать, ну не правильно это… Вот если бы быть начальником – "Бастыком" – тут другое дело. Бастык уважался всеми. Кто такой Хрущев? Коммунист-бастык! Кто такой первый секретарь местного райкома партии? Орда-бастык! Не важно чем руководить – главное иметь приставку "бастык"… Тогда на остальных родственников жуза можно плевать с верблюда…

Через местную Кзыл-Ординскую власть был объявлен конкурс на лучшего казаха района. Самый лучший, самый заслуженный, самый грамотный утверждался на каком-нибудь курбан-байраме, победив в жестокой конкурентной борьбе…

И получал – О, АЛЛАХ!!! – должность помойного бастыка.

Помимо номенклатурного звания бастыка полагались также – пропуск в Ленинск и квартира в нем! Ну это просто… НУ РАЙ!

Вселение казахской семьи в дом – событие во дворе! Детвора собиралась и с интересом разглядывала людей с необычным цветом кожи, разрезом глаз, речью, повадками, вонью… Серега, как думаешь, они кусаются?

Типовой скарб – бесконечные ковры, одеяла, казаны, седла, халаты – привозился на чем? Правильно – на помойном самосвале (а на чем же еще?). Там же – состав семьи в количестве ну никак не менее 8 человек детей и столько же стариков неопределенного доисторического возраста. Бастык стоял обычно на крыше кабины самосвала и всеми руководил. После разгрузки барахла все семейство исчезало внутри 3-х комнатной квартиры с целью рекогносцировки и осмотра-обнюхивания новой юрты. Примерно через 2 минуты дверь распахивалась и оттуда вылетали перепуганные насмерть аборигены. Дело в том, что кто-то из казашат во время осмотра ванны умудрялся отвернуть (украсть) белый фаянсовый крестик. Эта попытка приводила к появлению мощной струи воды из стены (крана). Вода из стены! О, шайтан! Ужас охватывал всех – наступала немедленная эвакуация на улицу… С усаживанием в три ряда в сторону востока и бормотанием молитв, ударением по 5 раз лбом о землю. Вода при этом почему-то бежать не переставала…

Постепенно заливались нижние офицерские квартиры, весь подъезд. Пока наконец самый сообразительный из нас не втыкался в чем же, собственно, дело и не шел устранять катастрофу методом закрытия крана…

По этой причине казахам стали давать квартиры ТОЛЬКО на первом этаже…

Вода – это ладно… Это чепуха… В конце концов – вода – это жизнь… И все в этом роде…

Казахи не умели ходить в сортир!

Такая штука, как унитаз в истории и культуре этого народа как-то не практиковалась. Так исторически сложилось. Ну а что? Вокруг – бескрайняя степь… Где стоишь, там и делаешь… И по-большому и по-малому… А что? И все нормально. Рефлекс этот выработан веками и поколениями. Это не вина или необразованность, это – их образ жизни. Нормальный. Штатный…

Для них – сходить на унитаз, это как для нас с вами – наоборот – сходить по-большому прямо на Ярославском вокзале или посреди Шереметьева! Непривычно, не правда ли? Не буду я это делать! Это нарушение всех моих норм морали, воспитания… Даже если и сесть в таком открытом людном месте, то организм не сработает, потому что это – рефлексная инстинктивная часть функционирования организма…

Казахи ходили по нужде по всей территории своей квартиры, и по подъезду… Каждый день… Каждый… 8 детей и столько же стариков…

Понятное дело, что со временем такое соседство порядком надоедало. И мы стали устраивать всякие провокации с целью выжить неудобное семейство из нашего дома. Ага… Сейчас… Количество и качество взрыво-дымовых устройств, заброшенных в их форточку, привело нас к выводу, что нам пора ехать в Семипалатинск за "взрыво-дымовыми" устройствами тамошнего уровня. Хотя и такие устройства теперь вряд ли вытурят казахов из нашего дома…

Город не переставал удивляться, наблюдая самодвижущийся огрохеренный мешок, из под которого были еле видны две кривые ноги в хромовых сапогах с калошами. Это старая казашка сходила в магазин за хлебом. На семью. На ужин…

По 8-12 детей в казахских семьях быстро росли. Но никаких позитивных подвижек у них не наблюдалось. Ни дружить с русскими, ни чего-то полезного ХОТЕТЬ, ни что-либо полезного делать они не могли… А тем более – работать. Такой был жуз. То есть ассимиляции не произошло, слияния как у разнонациональных детей в Артеках – НЕ БЫЛО. Хотя среди нас – детей офицеров – кроме русских и хохлов были армяне, грузины, татары, узбеки – ну весь набор народов, цветов кожи, культур. И проблем не было! Было весело, уютно. Был позитив.

Подраставшие "городские" казахи быстро учились воровать и пить "огненную воду". Комментарии нужны?…

Физиологическое размножение казахов "нашего" жуза (судя по всему – делением) заслуживает отдельных восхищений. Короче говоря – диаспора росла не то что геометрически – тангенциально… В городе начались грандиозные битвы подростков с молодыми казахами. Обычным было слово "война"… Госпиталь периодически удивлялся наполнению травматологического и хирургического отделений молодежью и детьми, комендатура постоянно расширяла свои штаты и количество патрулей. Проблема росла. А замполиты при этом занимались совсем другими, очевидно, БОЛЕЕ ВАЖНЫМИ делами… Ну, Ленина покрасить…

А нашим родителям в те сверхнапряженные дни первых пусков, после недельных испытаний, круговерти по нарядам, МИКам и стартам – очень хотелось отдохнуть дома по-нормальному, по-нашему…

О шовинизме здорово рассуждать на подмосковной шикарной даче. О национализме хорошо рассуждать, лежа на русской травке в березовой рощице на бережке какой-нибудь Яузы… А еще лучше – в "ссылке в Швейцарии"…

СМЕРТЬ ГОРОДА "ЗВЕЗДОГРАДА" (ЛЕНИНСКА) НАСТУПИЛА В МОМЕНТ ПОЯВЛЕНИЯ ПЕРВОГО КАЗАХА НА ТЕРРИТОРИИ ГОРОДА… Смерть была долгой и мучительной. В 1993-1995 годах город пал окончательно…

Модель троянского коня в виде помойного самосвала сработала как нельзя лучше…

С разрастанием космических программ стало ясно, что первичная модель города на 2-3 тысячи офицеров уже устарела и город широким размахом стал непрерывно разрастаться. Рубеж населенности города в 50 тысяч был пройден легко и непринужденно в 70-х годах. К тому времени уже были запущены около 10 школ, техникум и филиал МАИ, грандиозный Дворец пионеров, парк аттракционов, здоровенная под 300 метров телевышка, серьезный бассейн с 50-метровыми дорожками и 10-метровой вышкой, своя мощная ТЭЦ и прочие признаки цивилизации, соответствующие крупному городу областного уровня.

Три мазанки "ж\д ст. Тюра-Там" выросли не в поселок, а в здоровенное селение, со своими улицами, улочками, восточным базаром и прочей мафией. Тут жили родственники "городских" казахов, со временем всеми правдами и неправдами переселяющиеся в город с целью "воссоединения семьи". А на их место приезжали со всего Казахстана новые, уже родственники родственников со своими 8-ю детьми на одного взрослого, со своими лошадьми-верблюдами, коврами и мухами.

Весь город был прорезан железобетонными арыками, во всех дворах, на пустырях, везде и всюду были проложены трубы и из них текла поливочная вода. Вода! Эту воду мы пили ведерными количествами не то, что из крана – из луж! Хорошая была вода…

А ведь Сыр-Дарья была не то что мутной, она была просто напрочь грязной рекой… Если взять в ладони воду – то ладоней не видно… Водяной батальон, который очищал и подавал воду в город, старался на славу.

Где-то в 70-71 году мы, пацаны, как-то по привычке пошли на Сыр-Дарью смотреть на водовороты. И… увидели дно реки! Увидели рыбу, несметные косяки, водоросли, какие-то бульдозеры и самосвалы на дне реки, арматуру, бетонные блоки…

Вода в реке была ПРОЗРАЧНОЙ! Потрясенные мы стояли час-два и тупо смотрели на эту красоту…

Только вечером после службы был пойман Валеркин отец, служивший в водяном батальоне, который нам все и рассказал. Оказывается, наша река начинается в горах, вода там – чистейшая почти дистиллированная. Доходит она почти в таком виде до Чимкента. А там – необъятные рисовые чеки, то есть такие поля-плантации. Вода на них должна стоять определенное время, затем сбрасываться обратно в реку и по новой. Процесс непрерывный, чеков – уйма. И вот в результате до нас доходит дерьмо гепатитно-дизентерийного вида… А в нынешнем месяце на чеках какая-то проблема с подводящими и отводящими каналами, а потому – вода в реке идет минуя эти самые чеки. Любуйтесь, пацаны, рекой, это не надолго…

Жены офицеров Байкодрома – это отдельная национальность. Или диагноз.

Дело в том, что военному человеку положены разные формы одежды. Парадная, повседневная, полевая, рабочая, подменная, техническая и т.д. В строгом соответствии с приведенным перечнем военному человеку положено иметь и баб-с. Ну то есть – "парадную", "повседневную", "рабочую" и т.д. Что и практикуется во всех гарнизонах "среднерусской" полосы, где военный городок находится внутри или рядом с обычным, старинным городом, в окружении сел, деревень и прочих мест обитания этих самых баб-с… И наличие их в соответствии с приведенным перечнем является нормой. От сверхсрочника до генерала. Что, есть желающие опровергнуть? Ну-ну…

Ближайшие к Байкодрому русские селения – 1500 км. Два дня поездом, три дня на лошадях и там спросить… Ближайшее же селение Тюра-Там, знаете… Не прельщает…

А потому:

– в соответствии с утвержденным распорядком дня и планом мероприятий выходного дня,

– по итогам несения службы (выдрали его сегодня или поощрили),

– по результатам испытаний (улетела елда или взорвалась на старте),

– согласно графику дней рождений друзей и начальства (то есть через день),

– по причине рыбалки, охоты и шашлыков,

– и еще многих параметров,

Жена офицера находит единственно верную линию поведения в конкретный день, в конкретную минуту.

– Да, Петя, жаль, что 82-й блок у Гриши не сработал, жаль, что сорвались испытания, – печалится Валя, с неподдельной грустью вытирая мокрую посуду. Ее переживание и сострадание не имеет границ… Простенький халатик, произвольная прическа – абсолютно домашний тапочный вид.

Валя ПОНЯТИЯ не имеет, что это за 82-й блок, где он стоит, зачем он нужен, что зависит от его срабатывания… Она не знает, ГДЕ находится тот МИК, в котором проходят испытания. Она не ведает, что именно испытывают, и кем там выступает ее Петя… Она оперирует эмоциями и виртуальными понятиями, движениями души этого самого ее Пети, подставляя те термины и параметры, которые Петя ей с жаром втолковывал еще недавно, те мудреные индексы систем, которые постоянно обсуждаются мужиками на всех деньрождениях, именинах, присвоениях, повышениях, рыбалках, новыхгодах, восьмыхмартах – короче на всех пьянках. Потому как все пьянки на Байкодроме происходят стандартно – первый стакан спирта – за тот повод, по которому собрались, второй – каждый выкрикивает свой тост, после третьего ("за прекрасных дам!") начинается и идет НЕПРЕРЫВНО обсуждение результатов испытаний, обсирания гражданских промышленников, перетирания вдруг возникших рацпредложений и изобретений, снова испытания, блоки, системы, агрегаты, инструкция ни к черту, а тут надо воткнуть ам-пер-метр-р-р., понял? Я говорю… а-а-мпер…метр… не… послушай… от Митьки идет сигнал… Так? Так… н-ну и… это… ну ты понял…

Никто более, кроме как Валя – не проникнется Петиной печалью, не посочувствует, не посопереживает… Никто не поймет лучше, чем Валя…

А через две минуты они пойдут к Горшковым – они "капитана" получили, и Валя будет там самой причепуренной и заводной, самой веселой и пляшущей, потому как Петя вроде развеялся и веселится со всеми…

А через пару часов они вернутся домой, проверят спящего дитя, и Валя устроит такое ракообразие и прочие непристойности, что Пете больше ничего не надо.

И Пете действительно в этой жизни больше ничего не надо… А чего еще, собственно говоря, может быть надо? А? Ну, разве что пойти завтра и ткнуть этого мудака Гришу в схему электрическую принципиальную и убедить его, что этот каскад надо выкинуть к едреней фене, он полосу сужает, а потому фазовый дискриминатор не держит частоту… Это же так просто… Ну, вот и все, собственно…

А Валя завтра вместе с другими Зинами, Галями, Верами будет болтать о службах своих мужей и все вместе они будут очередной раз пытаться понять – ЧЕМ ЖЕ занимаются их мужики? А вот Маринка – у нее мужик в штабе служит – говорит, что на Петиной площадке через две недели пуск намечается. Надо будет Пете сообщить, а то он не знает, наверное…

На полигоне было в норме вещей, когда сроки предстоящих пусков офицер узнавал дома у собственной жены…

Уставший Петя приходит домой со службы и приносит комплект ОЗК или Л-1 (прорезиненный костюм – незаменимая вещь для рыбалки).

– Петь, а что это?

– Да вот у химика за фляжку новый костюм рыбалочный взял. Мы через неделю с мужиками на рыбалку собрались…

– Какая рыбалка, у вас через две недели – пуск…

– Н-да? Вот eb tvoju мать…

Лучшим вариантом для офицерской жены во все времена была нормальная провинциальная баба. Еще старинный древнерусский летчик ас (Андрей Семеныч, кажись) Пушкин говаривал что-то типа "если в империи угораздило родиться, то выбирать жену желательно в провинции"… Почему? Да потому что существовал не менее старинный тезис, проверенный в боях:

ХУЖЕ НЕТУ ЖЕНЫ И СОЛДАТА, ЧЕМ С МОСКВЫ И ЛЕНИНГРАТА…

Выйдите на улицу и спросите об этом любого первого попавшегося офицера…

И еще. Какой ДУРАК захочет иметь жену УМНЕЕ себя?

В те времена гулял один сомнительный тезис – УМ и ОБРАЗОВАНИЕ вроде бы одно и то же. Однако жизнь все расставляет по своим местам. Бабский ум – это другое. Бабский ум – это талант МОЛЧАНИЯ. Бабское образование – отличные отметки по следующим дисциплинам: производство жратвы из чего угодно, производство чистых носков и поглаженной формы одежды, производство детей, восхищение Петей при любых обстоятельствах. Все.

А потому не следует быть особо привередливыми, когда жена солидного полковника или генерала скубется в магазине со всеми подряд продавщицами и стоящими в очереди, как на на Бессарабском рынке (г. Киев). Или хуже – пытается стянуть лишний огурец у зазевавшегося продавца, как на Привозе (г. Одесса).

Не будем с высоты нашего "высшего" образования ухмыляться по поводу того, что дети у нее "катались на ТОРКЦИОНАХ", что муж "уехал ДОЛАЖИВАТЬ начальству о состоянии дел", что Америка граничит с Польшей, и что для решения проблемы она "места от камня не оставит и до главного замполита дойдет". Биться с такими тетками – гиблое дело, ну просто как тевтонцам на Чудском озере. А потому – многие из гарнизонных вопросов благоустройства, придания жизни и прочие военно-житейские достижения – это их упорство, способность уболтать, заболтать, ну и применить власть ("в конце концов, из конца в конец, концом по концу!").

– Степан! Что это за безобразие? Сколько еще мамаши с колясками будут на молочную кухню через эту bljadskuju канаву прыгать? Немедленно пригони искарваторы и сделай тут авс… апс… вальт! Понял?

– Елизавет Андревна! Я же не строитель… Я измерительным комплексом командую, телеметрией…

– Да не ebet меня твоя тили… мили… трия… Тебе что, полковничьи погоны надоели? Или в Джезказган захотел?

– Где, вы говорите, заасфальтировать?…

Ежели учесть, что в те годы наша армия имела почти 5-миллонный состав, минус солдаты срочной службы, плюс медички и поварихи, плюс никем никогда не считанный стройбат (не Министерства Обороны) – получается такая картина. Из примерно 60-70 миллионов активного населения, оставшегося после войны – 8-10 миллионов в армии. Или все 15 миллионов? Так сколько же?

Пласт населения величиной в 10-20 процентов жил her знает где и занимался также her знает чем. Однако это – наши родители, наша страна, наша история.

МЫ ВСЕ ВЫШЛИ ИЗ ОДНОЙ ШИНЕЛИ… Хорошо сказано поэтом. Между прочим…

Жаркий климат непременно предполагает наличие всевозможных малоизученных болезней. Основной болезнью на полигоне был "гепатит". Да, господа, в кавычках. Да-с… Переболели этой штукой если не половина всего народонаселения города, то уж треть – железно. Особенно детвора. И автор этого материала – само собой.

Странный был "гепатит". Вроде и руки мыли с мылом, и фрукты-овощи (привозные, не местные), и вода в кране с хлоркой и прочие прививки. Ан нет. Ну где и как мог подцепить эту болезнь пацан 4-х лет ЗИМОЙ? В 30-40 градусный мороз? Ни фруктов, ни овощей, и из дома – в снежки поиграть, да на санках? Воздушно-капельная инфекция? Ну-ну…

"Место встречи изменить нельзя". Жеглов разводит Костю Кирпича (подсунув кошелек ему в карман):

– Скажи, а вот Фокс… Он в законе вор, или так… приблатненный?

– Фокс? Не знаю… По замашками вроде бы фраер… Но не фраер – это точно…

Только в конце 90-х годов в газете "Труд" появилась статья на весь лист (на всю полосу) о гепатите байкодромовского образца. Что по внешним признакам и результатам анализов очень похоже на гепатит, но по сути, осложнениям и прочим закруглениям – что-то другое. Секретное… Ну понятно, что корреспонденты и журналисты – законченные гнусные иезуиты, они все выдумывают и специально гадят, они все козлы и все раздувают… Это само собой. Но все равно – гордость берет, что болел полигонной болезнью, что она не такая, как у всех остальных, что по замашкам вроде бы гепатит, но не гепатит – это точно… Вот мы какие! Особенные…

ПОЛНОЦЕННЫМ КОСМИЧЕСКИМ ИСПЫТАТЕЛЕМ МОЖНО СТАТЬ ЛИШЬ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА ПЕРЕБОЛЕЕШЬ ГЕПАТИТОМ, ВЫПЬЕШЬ ЛИТР СТАРТОВОГО СПИРТА И ОТПЕРДОЛИШЬ КАЗАШКУ НА ВТОРОЙ СТУПЕНИ ЗАПРАВЛЕННОЙ РАКЕТЫ-НОСИТЕЛЯ…
(Байкодромовские заповеди)

А поскольку после этого "гепатита" спирт пить было нельзя в принципе, к казахам ближе версты – нельзя в принципе, то можно догадаться, что ЖИВЫХ "настоящих" испытателей в природе не существует. Мрут… мрут как мухи… Вот так вот.

Так что наличие в атмосфере и в форме одежды испытателей "несимметричного диметилгидразина", "особого синтина" и прочих компонентов ракетного топлива, содержание которых "молекула на один кубический сантиметр убивает лошадь, а суслика разрывает на куски" – ерунда, ей богу… Так, кашлянуть пару раз, и все…

Тюльпаны? А… ну да… тюльпаны…

На весну в городе, согласно утвержденного богом плана мероприятий, отводилось полторы недели. За это время снегу было положено быстренько так растаять, просочиться через песок и не поднимая пыли исчезнуть. По причине того, что поджимал следующий пункт плана – установка тюльпанов. По этой причине весенней (и осенней) формы одежды у жителей города особенно так не наблюдалось. Сразу наступало лето. Как и положено в армии в понедельник в 9.00 утра в степи до горизонта и чуть дальше выстраивались на осмотр тучи тюльпанов. Форма одежды – парадная. Степь становилась ярко-желтой. Красных цветов было значительно меньше, а потому они и становились особым шиком при составлении букетов.

Дяденьки солдаты на КПП обычно разворачивали обратно в город стаи пацанят на велосипедах, не выпуская их из города. За городом – чужая земля, попадет пацан под табун казахских лошадей, или очередную инфекцию у казахов подхватит… Да и опять же – а вдруг в велосипедном насосе шпионы спрятали украденный секретный ракетный двигатель! А специально засланный лазутчик ждет, прикинувшись красным тюльпаном, когда мимо него по степи проедет загорелый пацан на велосипеде системы "Орленок" с трещоткой на спицах и с тем самым насосом… Был приказ – пацанов не выпускать. А какие тюльпаны росли за колючей проволокой! Красота…

В отличие от операции "нулевка", войсковая операция "тюльпан" обязательно должна была быть успешной. Ибо главный ее результат – огромный букет здоровенных тюльпанов должен быть вручен мамке… И парочку поменьше – соседке по парте в школе… До начала уроков, чтобы она не видела, кто положил… Она ведь не догадается – кто положил, правда?…

Редко когда удавалось прорываться через двойную колючую проволоку под прикрытием пыли от грузовиков или дожидаться митинга казахов перед КПП, когда солдатам было не до нас… А потому – основной вариант – отвлекающий маневр. То есть передовая группа на великах имитировала прорыв в совершенно другом месте. Наряд КПП в полном составе выдвигался к месту боя, и в этот момент основные подразделения демонстративно спокойно, не торопясь раздвигали колючую проволоку на приличном удалении он КПП справа. Одинокий офицер уже не мог покинуть место несения службы, понимал всю свою беспомощность, плевал с досады себе под ноги, поправлял на ремне пестик (пекаль, пистолет) и уходил в дежурку… А может не хотел нам мешать?

Отвлекающая группа (разведки боем) спокойно уходила от преследователей и дожидалась в городе в условленном месте. Основная группа тем временем аллюром уходила в степь подальше – там тюльпаны крупнее – и приступала к выполнению поставленной задачи. Обратное пересечение линии фронта происходило в другом месте. Само собой. Потому как на старом месте могла быть засада. Что вы говорите? Это – тактика "зеленых беретов", которых обучают на базе "Форт Брэгг", штат Аризона? Да ну? Бывают же такие совпадения… Хотя – нет! Они у нас и переняли этот маневр. А то у кого же?…

Через очень много лет, когда приходилось болтаться по степи космодрома – было замечено, что наиболее крупные тюльпаны почему-то росли в околостартовых степях, особенно в "подтрассовой" полосе и за заправочными комплексами. Видимо, вдохнувшие молекулу гептила и взорвавшиеся суслики служили особым катализатором роста тюльпанов…

Другое, не менее достойное упоминания растение – "верблюжья колючка". Весьма загадочная конструкция – по виду нечто среднее между "перекати-полем" и обычным кустом розы. Вся утыканная чрезвычайно острыми шипами. Чрезвычайно… Шипы эти имели, судя по всему, на своих окончаниях какую-то специальную гадость, которая, проникая в наши задницы и пятки, зудела и чесалась довольно долго и неприятно. Особенно на диктантах по русскому… Шипы эти, острее, чем у кактусов, но росли в разные стороны, и потому это растение было весьма непопулярным. Особенно у тех, кто после общения с ними пытался высидеть диктант по русскому… Ну то есть – у всех у нас.

В каждой компании всегда найдется специалист по поеданию целого ядерно-пронзительно-ядовито-желтого лимона. Спокойно так, размеренно, без эмоций. А наблюдали вы при этом за выражениями лиц остальной компании? Искривленные, сморщенные, принимающие на себя всю кислость того лимона, переживающие за слюнные железы "специалиста"…

С такими же выражениями лиц мы наблюдали, как верблюд местного происхождения уплетал эту самую колючку. Куст за кустом! Размеренно так пережевывая, смакуя, с аппетитом! Меланхолично поглядывая на нас – не хотите попробовать, пацаны? Вкуснятина, ей богу, угощайтесь! Во, блин…

Что же касается еще одного растения самобытного происхождения – саксаула, так тут и сказать особо нечего. Довольно странное по виду, форме и назначению то ли дерево, то ли куст. Ни плодов, ни тени, ну nihera от него… Витиеватой замысловатой формы, как матюки Джордано Бруно, когда его вели на костер… Видимо, бог, находясь с бодуна, вдоволь поиздевавшись над черепахой, решил также оторваться и на этом растении… Такими же "не как у людей" были и корни саксаула. Они уходили в почву в поисках воды на глубину до 200 метров!

Занятные места, не правда ли?

Время от времени город становился сугубо бабско-детским. Это означало, что наши батьки, не появляющиеся со службы уже 5-10 суток были чем-то сильно заняты. Потом, по команде какой-нибудь тети Марины, мы высыпались на улицу в определенное время и смотрели в определенном направлении. Северном, то есть. И наблюдали дневную звездочку, залежавшуюся на горизонте, проснувшуюся и всполошившуюся, впопыхах пытающуюся подпрыгнуть на небо, чтобы занять соответствующее там место… А на следующий день – "Сообщение ТАСС. Сегодня в Советском Союзе осуществлен успешный запуск…"

Иногда батьки пропадали на месяц-полтора. Это означало, что звездочка, пробалдевшая всю ночь и забывшая вернуться на небо вместе с остальными звездами, была неподъемной. Тяжелой, сырой, туго соображающей и вообще – не желающей никуда лететь. Такая звездочка в установленное время очень сурово ревела, рвала воздух, сотрясала все вокруг, нехотя приподнималась, очень вяло, очень… И валилась "за бугор". Это термин такой. Если ракета не выходит за пределы зоны ответственности полигона, значит она ушла "за бугор". Туговато шли дела с Н-1…

Батьки наши приезжали со службы чернее тучи. Мокрые, небритые, вонючие. Добирались до ближайшего дивана или стула и – хр-р-р-р… Отбой в космических войсках. На пару-тройку суток.

Космодром работал по Н-1 как надо, лучше, чем надо. Ракета отрывалась от стола, штатно срабатывал "контакт подъема". То, что не хотели дружно и согласованно работать 32 двигателя ракеты – это проблемы бортовиков. Но в те времена все проблемы были общими. И фляжка спирта была общая. И как же было ЗАПАДЛО налитые стаканы, взятые в руку после "прорыва мембран, промежуточной, главной, КОНТАКТ ПОДЪЕМА" – выливать обратно во фляжку! А? Каково?

И тут же, разглядывая похоронные телеграммы самописцев систем телеметрии – видеть основную причину – движки… Однако же – чекистам в письменном виде все представь, вспомни, что делал 29-го вечером с 23.00 до 23.30, где с кем и в каком гараже выпивали, по какому поводу и чем закусывали… И не произносил ли майор Залупайкин антисоветских высказываний, а капитан Падлюко – антисоветских анекдотов? А-а-а? Так вы говорите, что ваши родители во время войны "интернированы" не были? Но нами установлено, что они находились на оккупированной территории. Да, пухли с голоду, ели землю и кирзу, прятали раненых красноармейцев – но это же НЕ ЯВЛЯЕТСЯ доказательством преданности ПАРТИИ и народу! И вообще – почему вы задержали уплату партийных членских взносов? Что значит – "испытания"? Вы это бросьте! Вы обязаны были найти секретаря парторганизации и уплатить членские взносы вовремя! А вы своим БЕЗОТВЕТСТВЕННЫМ и АНТИСОВЕТСКИМ поведением и служите почвой для происков мирового империализма… Срываете испытания… Мы рассмотрим ваше личное дело и вашу судьбу на особом совещании органов госбезопасности, а сейчас идите. В соседнюю комнату и подробно, в деталях опишите – на какие средства ваш подчиненный подполковник Жопардуленко купил себе мотоцикл…

Параллельно шла обработка боевого расчета со стороны политотдела. Ну то есть боевой расчет действовал вовсе не так, как учил Карл Маркс… В нарушение инструкций, утвержденных Энгельсом, не принимая за основу прямые указания т. Ленина (по шлемофонной связи, очевидно…). Он же ведь описал заправку изделия, применение автоматики при рассогласовании двигателей и прочие мелочи в работе "Апрельские тезисы", не правда ли?… А где ваш конспект этой работы т.Ленина? А-а-а? Где? В ГАРАЖЕ??? Ну, знаете… Ну… это просто… Да-а… Мы рассмотрим ваш вопрос… О соответствии вами занимаемой должности…

ХОРОШО, КОГДА ЕСТЬ "ЗНАЮЩИЕ МАСТЕРА", ПАЛЕЦ О ПАЛЕЦ НЕ УДАРИВШИЕ, НО ГЛУБОКО ЗНАЮЩИЕ ПРИЧИНЫ УДАЧ И НЕУДАЧ…

Эти "мастера" на "спецпросмотрах" наблюдали видеозапись высадки американцев на Луну. Только ЭТИ "мастера". Им можно доверить такие СЕКРЕТЫ…

А то, что весь мир, кроме СССР и его космических частей, любовался прямой трансляцией этого достижения человечества – да ладно… Не положено… Пропаганда это ихняя… Мы знаем, что надо советскому человеку… Мы – "мастера"…

Но это все мелочи. Больше всего было обидно за то, что постоянно вылетающий ламповый блок был втихаря (в нарушение) заменен на полупроводниковый собственной (всего отдела) разработки, что штатный концевик на системе заправки – полное дерьмо, и мы его усовершенствовали, что управление турбулентностью в магистралях заправки и магистралях двигателей можно упростить и при этом математика этого дела выглядит так… И это дело уже не рацуха, а где-то между изобретением и открытием… А еще мы… а вот тут мы… А еще… Но упавшая "за бугор" ракета свела на нет все движения души, мысли, "улучшения в нарушение" и "нарушения в улучшение"…

Эх… Eb tvoju мать…

"Союз-Аполлон"? Есть такое дело…

С целью полной запутки мирового сообщества Байкодром Космодур переодели в гражданскую форму одежды. Даже солдат. То есть теперь на некоторое время по городу ходили строи в пиджаках. Одинаковых по цвету и размеру, ну да ладно уже… То есть отсутствие строевой песни и есть главный признак "гражданского" назначения полигона…

– Младший специалист Магомедобоблюйуглы!

– Я!

– Ко мне!

– Есть!

– Товарищ младший специалист… А почему руки в карманах держите? Вы что, ohueli совсем, товарищ младший специалист? После отбоя – в распоряжение дежурного специалиста, будете лабораторию имени Гальюна готовить к очередным экспериментам… А будете и впредь дисциплину хулиганить – отправлю к старшему научному сотруднику Дристопупенко, а он очень любит общаться с выпускниками вашей национальной академии… В период между вечерним и утренним совещаниями… Вы свободны, товарищ младший спецалист, churka ohuevshaja…

Что проще – запустить Н-1 или научить младшего специалиста Талдыкудыпердыева завязывать галстук? А? Ставки принимаются, господа…

Солдат старались за ворота части не выпускать. То есть не части, а "учреждения", конечно же. Наименование "учреждения" выбиралось произвольно, основной задачей кривой вывески являлось прикрытие красивой таблички "МО СССР. Войсковая часть 11284. Контрольно-пропускной пункт". Однако – если не выпускать солдат, то город умрет немедленно. Все в городе делали солдаты. Все.

На идущего строевым шагом в костюме младшего специалиста Пропадыщенко нападает "чрезвычайно любопытный" из группы американцев:

– Мистер… Э-э-э… Можно вам спросит… Э-э-э…

– А я не понимаю по вашему… по иностранному…

– Так я по-русски хотель спросит…

– Так я и русского тоже не понимаю…

Дальнейшее интервью у заинструктированного до заикания солда… виноват – младшего специалиста – становится невозможным.

Особливо, когда за этой сценой наблюдают суровые дружинники в составе старшего и двух младших, коротко стриженных. А у старшего дружинника пинджак на заднице справа оттопыривается очень сильно, и эту выпирающую часть дружинник придерживает при ходьбе и постоянно поправляет. Там, видимо, оч-ч-ень большое портмоне. В котором оч-чень много денег, а потому такой тяжелый и выпирающий… Очень общительные эти дружинники. Очень любят общаться с каждым проходящим мимо специалистом в криво сидящем пижмаке, а особенно – с бригадами таких специалистов, после чего эти бригады продолжают движение, соблюдая геометрические формы "колонны по одному, по два" и синхронно действуя при этом руками и ногами… А дружинник при этом что-то помечает в своих записях. Наверное адрес этого приятеля записывает, чтобы переписываться потом…

Главная демаскирующая ошибка состояла в том, что ЗАБЫЛИ проинструктировать детвору!

Ну а в чем гуляет-бесится детский состав гарнизонов? В какой форме одежды? Правильно – в батькиных старых фуражках, портупеях, с полевыми сумками, пистолетными кобурами и прочими армейскими причиндалами… А в какие игры играют дети офицеров? Правильно… В войну с немцами… Периодически разбавляя это дело войсковыми операциями "нулевка", "тюльпан" и прочими общегарнизонными передислокациями в пешем порядке и в велосипедном строю…

Ага! Вот где собака зарыла! Вот они – коварные русские… Вот их войска!

Решето в чудесах!

К концу 60-х годов мало-помалу уже сформировалась учебная база, на которых готовили специалистов для ракетных-космических войск. Во главе стояло учебное заведение, формировавшее офицеров космических войск еще указом Петра Первого от 1713 года (Второй Кадетский Корпус). Позже он именовался инженерным училищем, академией воздушного флота и вот, с началом космических дел – полностью переквалифицировался в Военно-инженерную академию им. А.Ф.Можайского. Специалистов поставляли также Харьковское училище (именовался "ХРЯК" – Харьковский Ракетно-Ядерный Колледж), Ростовское, Рижское, Серпуховское, и прочие, узко специализированные – тыловики, связисты, химики и прочие…

Кадровикам этих заведений было уже легче. Объяснять выпускнику – куда и зачем – стало гораздо проще. Достаточно было ткнуть пальцем в Казахстан, в газету "Правда" в статью "Сообщение ТАСС. Сегодня в Советском Союзе успешно осуществлен…", после чего плавно перевести взгляд на батарею бутылок водки, принесенных выпускниками, только что вышедшими из этого кабинета… Присутствующий все понимал, разворачивался и стремглав мчался в ближайший гастроном. Ну, ей богу, ребята, что лучше – сидеть в тайге в шахте на боевом дежурстве в обнимку с ядерной боеголовкой неделями-месяцами, зарабатывать лысину и вялый писюн, или – осваивать космос, со всеми причитающимися этому делу пряниками – в цивилизованном городе (мужики рассказывали), на поверхности, с большими бабками на кармане, и т.д?…

А "первый призыв" 1955-1960-х годов состоял из опытных, зарекомендовавших, способных действовать самостоятельно, проявивших, показавших… Правильно – из фронтовиков. Первый призыв действовал в условиях "Вперед, за Родину!", "любой ценой", "к юбилею, к съезду, к годовщине", "мы им всем покажем". Такой контингент возглавляли первые начальники полигона – очень достойные люди. Да еще заводила-мутила Королев… Вот и замутили в несколько лет – от Лайки-Белки-Стрелки до Луны и Марса.

Первый призыв начинал понемногу уставать. Выжить в войне, отлежаться в госпиталях, хоронить боевых товарищей, самому еле-еле выходить из пике после бомбометания Берлина, затем выучиться на инженера-специалиста и освоить науки и железяки, на грани понимания этой физики-математики, победить эту физику-математику, да еще и мордой потыкать "гражданских специалистов" в придуманное ими невесть что, осилить неподъемное и вот – Белка-Стрелка, Гагарин, Луна, Венера, Марс… А когда наши батьки надевали парадную форму одежды со всеми орденами-медалями – звон стоял на весь полигон! Да… были люди…

Господа ныне живущие, тем кому 20-40 лет! Положите перед собой материнскую плату от компутера и расскажите в подробностях назначение, состав, принцип действия, возможные варианты действий в нештатных ситуациях КАЖДОЙ пипочки и блямбочки, которые составляют эту плату! Слабо? А еще и в условиях Нортона или Виндов… А ведь мало кто из нас проходил войну. Вот так вот.

Ну какой русско-советский "Запорожец" или "Москвич" поедет без предварительной переборки, перетяжки, регулировки, без обязательной фразы "ты у меня поедешь, сука, eb tvoju мать…". А русско-советская ракета, вышедшая из этих же заводов, думаете – лучше? Ню-ню… А русско-советские стартовые комплексы? Да еще в условиях замполитов и чекистов? Ню-ню…

Еще придет тяжелый час и ты, Россия, вспомнишь нас, по именам, по именам…

Главным и единственным видом отдыха "по полной программе" у боевых офицеров Байкодрома тех лет была рыбалка.

Можно себе представить, какова была степень секретности топографической карты этих мест, хотя она представляла собой преимущественно белый лист. По причине обилия растительности, населенных пунктов, дорог, рек-озер и прочих элементов, составляющих любую карту. Ну белая она, ну совсем белая… ну видел я ее в 88-м году…

Тем не менее тамошняя полупустыня-полустепь должна была иметь ну хоть какие-то озера, ну лужи, в конце концов! Ну мы же тут, мы же хотим на рыбалку, значит и вода с рыбой должна же быть! Твою мать…

И находили… И озера, и рыбу. А как ориентироваться в степи?

– Петрович! Мы тут собрались на Сарысу мотнуться… Как туда ехать?

– Очень просто… Едешь день и еще полдня на восток, потом видишь три бутылки портвейна на развилке. Берешь влево и еще день едешь… Потом вермут с водкой – берешь еще левей, там пару часов до бутылки хереса и массандры, ну и по правой дороге – три часа. А там увидишь камыши, мой бушлат, в нем мои удостоверение личности и пропуск должны быть… Привези, будь другом…

Понятие "рыбалка" – совокупно-сборное и состоит из существенно различающихся между собой мероприятий. А именно:

– "собственно рыбалка" в военном смысле этого слова.

– "рыбная ловля"

– "поход за рыбой"

"Собственно рыбалка" – за неделю "до того" готовятся снасти, удочки, донки, спиннинги, сети, бредни, сапоги, выклянчивается машина системы "Газ-66" у начальства (а начальство – само такое), бухло, палатки и прочее… Приказом по части назначается старший мероприятия, маршрут движения, сроки убытия и прибытия (трое суток), варианты поисков, оповещения и взаимодействия.

Все, поехали. Через день езды выясняется, что едут не туда, потому что прозевали бутылки портвейна на развилке дорог. По какой дороге и куда – бес его разберет. Но назад – ни шагу. Тем более, что наливалово в кузове уже идет полным ходом. И все вдруг становятся лучшими знатоками дороги, причем двух одинаковых мнений почему-то нету. Надо делать привал. Далее – наливалово в стационарных условиях, принятие решения о движении "просто через степь", далее снова наливалово и продолжение движения. Выяснение, что потеряли первый мешок со снастями и компас. Ну ладно. Снова наливалово… Наступает ночь, ну то есть – привал. С наливаловым, исполнением песен, обсуждением результатов испытаний… Потом танцы у костра с невесть откуда взявшимися бабами, потом измерение у кого спиннинг длиннее и кто лучше имитирует утку крякву, наливалово… результаты испытаний…

– Сеня… Ты у нас телеметрист-математик? Прикинь-ка, примерно, сегодня это… какой день?

– Щас посчитаю… Так… эту канистру спирта мы могли одолеть дней так за восемь, потом ящик водяры – дня за два-три, потом еще шесть фляжек – это не более трех дней… Ну… я думаю, примерно так… Вторник…

– Е… мое-е-е… Так это ж что получается… Через два дня – вывоз?

– Ну вроде… того…

– Так… Так! Товарищи офицеры! Слушай мою команду! По машинам! Барахло все бросить!

"Рыбная ловля" – степень подготовки примерно как в основном варианте. Отличие дальнейшего процесса в том, что по причине ожидания опаздывающего к месту сбора "Газ-66" и старшего машины, публика для сугрева устраивает наливалово. Опоздавший на час-два "Газ-66" складирует никаких рыбаков в кузов и начинает движение. При этом уже никто не указывает – куда ехать, где свернуть. Едут молча, лежа, организованно… Как правило, машина действительно приезжает к воде. И на следующее утро господа офицеры умудряются с бодуна действительно наловить жерехов, судаков, сомов, лещей и щук довольно приличных размеров и количеств. Затем, после "промежуточного" наливалова – идет штатный процесс, описанный выше, с пункта "…и компас". Однако, домой офицеры прибывают с РЫБОЙ!

"Поход за рыбой". Подготовка – как описано выше, но "Газ-66" со старшим с месту сбора не прибывают по причине поломки маслопровода или коробки передач. Ожидание плавно перерастает в наливалово, через час по всей гаражной зоне (обычное место сбора) начинается сабантуй. Длится он дней так 4-5… Мудрые казахи к концу "вегетационного" периода подгоняют на мотоцикле свежепойманную рыбу, меняют ее на остатки огненной воды – и все довольны. Мужики растаскиваются женами домой. С РЫБОЙ…

* * *