Научно-исследовательское судно
"Космонавт Георгий Добровольский"

Сайт ветеранов флота космической службы

Роскосмос и 4 года с «Пацаевым». Итоги

На фоне того, что сейчас происходит с Роскосмосом, в частности – с его до поры до времени мощнейшим Центром им. Хруничева, хочется оглянуться немного назад и оценить, по правильному ли пути мы пошли, махнув рукой на Роскосмос и отказавшись иметь с ним дело в попытках сохранить НИС «Космонавт Виктор Пацаев».

Вот уже в течение 4-х лет мы с вами боремся за то, чтобы единственное оставшееся от флота космической службы судно было сохранено, как памятник и музей.

Сейчас шансы на то, что наши усилия не окажутся напрасными, довольно велики.

Первое: благодаря нашей с вами настойчивости «Пацаев» стал объектом культурного наследия народов России и получил защиту Закона – владелец судна не может просто взять и отправить его на слом.

Второе: мы получили поддержку командующего Западным военным округом А.Картаполова, инициатора парков военно-патриотического воспитания молодёжи «Патриот» и теперь предпринимаются шаги по передаче «Пацаева» военным. Мы надеемся, что вскоре он станет не только калининградской базой для юнармейцев, но и тем, о чём мы с вами давно мечтали – Музеем флота космической службы. В этом нас наверняка поддержит Музей мирового океана.

И вот теперь приходит на ум мысль: то, что в своё время мы отказались от попыток убедить Роскосмос сохранить «Пацаев» у себя и создать на его борту собственный, Роскосмоса, музей, посвящённый флоту космической службы и комплексу управления полётами – было хоть и вынужденным, но верным решением.

Изначально мы с вами полагали, что цель государственной корпорации Роскосмос – развитие ракетно-космической отрасли в интересах экономики и обороны России, а в конечном счёте – обеспечение независимого существования страны в будущем, когда ресурсы Земли окажутся исчерпаны и начнётся (уже началась!) гонка за ресурсы за её пределами.

Мы полагали, что для достижения этой цели Роскосмос будет готов на только развивать научно-техническую, материальную базу для создания новых ракет-носителей и космических аппаратов, но и создавать условия для того, чтобы на смену поколению учёных и специалистов ещё той, «королёвской» школы пришла талантливая молодёжь, с запасом новых знаний, с намерением перенимать опыт «стариков» и создавать что-то своё, новое, перспективное. Мы полагали, что «Пацаев», как музей, мог бы стать в руках Роскосмоса хорошим средством для передачи этой молодёжи знаний о достижениях старшего поколения, средством воспитания уважения к этим достижениям, стимулом для продолжения начатого отцами.

Однако мы убедились, что «Пацаев», как средство воспитания молодых кадров, Роскосмосу неинтересен. И что Роскосмос готов судиться, лишь бы с «Пацаева» был снят статус объекта культурного наследия и появилась бы возможность продать его кому угодно, даже организации с сомнительной репутацией.

Может быть Роскосмос плохо финансируется из госбюджета? Но мы видим, насколько раздуты штаты управленцев и как неизменно сокращается штат научно-технических сотрудников и рабочих на предприятиях Роскосмоса. Из отчётов корпорации мы видим, каковы доходы управленцев, а из сообщений рядовых инженеров, техников и рабочих – каковы их зарплаты и каковы их условия работы. Видим, как «стариков» выдавливают, а молодёжь не идёт. А такая молодёжь – талантливая, со свежими идеями и проектами – есть. Это мы с вами тоже видели, посещая, к примеру, Королёвские чтения.  

К сожалению, становится очевидным: Роскосмос – организация, неспособная в нынешнем состоянии достичь стоящую перед ней цель. Мы видим в структурах управления Роскосмосом всё худшее, что вылезло на свет в 90-х и въёвшееся во все уровни управления государством и его экономикой – стяжательство, коррупция, безразличие к людям, которые непосредственно двигают вперёд науку и создают материальные ценности.

Лечится ли это? Наверное, да. Как? Тяжело. Лечение всего этого организма нам с вами – небольшой кучке людей, связанных одной целью – неподвластно.

Однако в том деле, которое мы с вами начали, у нас есть союзники и есть уверенность в том, что спасение «Пацаева» и создание на его борту музея, как средства патриотического воспитания молодёжи, мы в силах довести до конца.


Доп. материалы:


Комментарии.

Виталий Егоров:

Да, всё правильно. Только я бы не был столь категоричен, что мы никак не можем повлиять на ситуацию. Надо стараться сохранять хоть небольшие островки здоровья в этой больной структуре, чтобы было понятно откуда возвращать жизнь.

Владимир Прощенко:

Цель этой статьи вовсе не в том, чтобы как-то обидеть, оскорбить людей, честно работающих на предприятиях Роскосмоса. К сожалению, от них не всё и не всегда зависит. И тем большие симпатии вызывают конкретные люди, которые несмотря на трудности из последних сил и вопреки "вышестоящим указаниям" старались поддержать нас в деле "Пацаева".

Вахтенный у трапа. Форум ТОГЭ:

Очень хорошая статья! Всё верно!
Круто у них - начальник отдела по 400-500 тысяч в месяц. Такого нет даже в московском правительстве. За такие деньги можно и спрос учинять. А техник в подведомственных Роскосмосу учреждениях работает за 7-10 тысяч в месяц.