Научно-исследовательское судно
"Космонавт Георгий Добровольский"

Сайт ветеранов флота космической службы

Спасти «Пацаева»

В.Прощенко

06.03.2020

для портала «Военное обозрение»

 

Вам что-нибудь говорит название «Служба космических исследований Отдела морских экспедиционных работ Академии наук СССР»? Под вымпелом АН СССР с 60-х годов и до середины 90-х ХХ века в Океан ходили суда, оснащённые аппаратурой приёма телеметрии с космических аппаратов и управления ими, а также системами связи с ЦУПом. По сути, эти суда были плавучими измерительными пунктами, подобными наземным. Находясь в Океане, они существенно расширяли возможности ЦУПа получать информацию с орбиты, поддерживать связь с космонавтами, а порой – управлять космическими аппаратами, летящими вне зоны видимости наземных станций.

 

 

Вопрос: какое отношение «Военное обозрение» имеет к теме об Академии наук и её судах?

Всё просто. И сложно. Принадлежность Академии наук – это легенда прикрытия «9-го Отдельного морского командно-измерительного комплекса», кратко – 9-й ОМКИК в составе Главного управления космических средств при Минобороны. В длительных, до 9-11 месяцев, рейсах вымпел АН позволял этим судам заходить в иностранные порты для бункеровки, пополнения запасов продовольствия и отдыха людей. Люди – это экипаж и так называемая «экспедиция». Экипаж набирался из моряков Балтийского и Черноморского пароходств, а члены экспедиции – из офицеров и служащих Советской армии. И как положено в армии, экспедиция имела собственный номер войсковой части и командира – начальника экспедиции. Легенда, как и гражданская одежда членов экспедиции, мало кого вводила в заблуждение в портах захода. Из газетной статьи: «Сегодня в наш порт зашло научно-исследовательское судно такое‑то. Начальник экспедиции – полковник такой‑то».

 

Суда флота космической службы причастны ко всем значимым событиям в отечественной космонавтике: полёт Юрия Гагарина, старты автоматических станций к Венеры и Марсу, запуски сотен спутников связи и навигации, спутников военного и научного назначения. Эти суда сопровождали Лунную программу СССР, программу пилотируемых полётов, испытание беспилотного многоразового корабля «Буран».   

 

 

Ну ладно. Это понятно.

А что такое «Пацаев»? От чего его надо спасать? И зачем?

 

Флот космической службы к 1990 году насчитывал 11 судов. Одно из них – «Космонавт Юрий Гагарин», построенный в 1971 г., до сих пор мог бы считаться самым крупным из всех подобных. Сегодня из этих 11 остался только «Космонавт Виктор Пацаев». Остальные в промежутке между 1990 и 2005 годом ушли на слом.

 

А «Пацаев», в 1996-м оказавшись в руках Российского космического агентства (теперь - Роскосмос), долго был без работы, в 2001-м оказался у причала Музея мирового океана в Калининграде и с 2003-го даже трудился – стоя у причала обеспечивал связь российского сегмента МКС с ЦУПом,  одновременно привлекая публику необычной, «космической» внешностью.

Но примерно пять лет назад стало ясно, что Роскосмос в услугах «Пацаева» вот-вот перестанет нуждаться и тогда ему одна дорога – на слом. Уникальное, единственное оставшееся – на слом! Ветераны решили, что это недопустимо и приняли меры. На собранные ими средства провели историко-культурную экспертизу и в 2016-м «Пацаев» стал объектом культурного наследия народов России. От уничтожения вроде бы спасли.

 

Когда же в 2017-м он стал не нужен Роскосмосу, ветеранам пришлось решать проблему: как не только сохранить судно, но и сделать из него памятник отечественной космонавтики и специального судостроения, как обустроить на нём Музей флота космической службы, о котором мы мечтали.

Роскосмос, к его стыду, категорически отказался от этой идеи. Минкультуры – тоже.  

В этот момент на призыв ветеранов откликнулись военные. Командующий ЗапВО А.Картаполов, ныне – заместитель Министра обороны, побывал в Калининграде, увидел «Пацаев» и заявил: «Возьмём в кронштадтский парк «Патриот». Ещё бы! 120 мест в каютах для юнармейцев, камбуз, спортзал, множество помещений для учебных классов и выставок, и главное: полностью оснащённые лаборатории с множеством стоек ещё недавно работавшей по МКС аппаратуры приёма и обработки телеметрии, спутниковой и КВ-связи, станция системы единого времени… Это же какая популярность светит «Пацаеву», встань он на Усть-рогатке в Кронштадте!

С тех пор прошло два года. В 2018-м и начальник Генштаба ВС РФ, и Министр обороны РФ подтвердили: «Пацаев» будет принят в состав парка «Патриот». Начали прорабатывать планы приёма-передачи. Владелец – АО «НПО Измерительной техники» подготовил документы для безвозмездной передачи судна военным. И… Дело встало.

«Патриот» оформился, как юрлицо, только в начале 2019-го. Его штат и финансирование на 2020 г. – на минимуме. Принять «Пацаев» не может.

 

Наступил 2020-й.

В феврале, на Морколлегии, на вопрос о «Пацаеве» представители Минобороны и ВМФ заявляют: «Пацаев» принять не можем. Требуется дорогостоящий ремонт». И называют сумму – 2.5 млрд. рублей.

Начальник Генштаба ВС РФ В.Герасимов отвечает ветеранам: военные готовы принять судно, но уже отремонтированным и музеефицированным. Причём задача ремонта и музеефикации перекладывается на правительство Калининградской области, Минкультуры и Роскосмос. По-русски это называется «халява».

Аналогичный ответ пришёл и из Главного военно-политического управления, возглавляемого А.Картаполовым, который в 2018-м обнадёжил нас (его слова: «У нас всё получится»).

 

Вот так. Ещё два года назад Минобороны было согласно принять «Пацаев», не выдвигая никаких дополнительных условий к дарителю. Ещё два года назад зам. Командующего Балтфлотом С.Елисеев называл стоимость ремонта – до 100-150 млн. руб.

Теперь Минобороны идёт на попятный. Откуда взялась цифра 2.5 млрд.? Видимо, с потолка, так как ни сметы, ни оценки стоимости ремонта никто не проводил.

 

Тупик? Что дальше?

У ветеранов не так уж и много возможностей. Только писем в Правительство, в Министерства и ведомства послано около сотни. Большинство ответов, как водится – отписки. В ходе личных встреч (с В.Мединским, А.Картаполовым, С.Елисеевым) нам говорили то, что мы хотели услышать. Однако мы нашли поддержку у СМИ, ОНФ и у депутатов Госдумы (С.Говорухин, В.Лысаков, В.Терешкова, Р.Романенко, Е.Серова).

В общем, мы ещё поборемся.

«Пацаев» должен жить, как музей и памятник, и служить людям. Иначе – все слова о воспитании уважения к истории своей страны и патриотизма останутся лишь словами.