<< Другие записи по теме "Спасти Пацаева"


Спасти «Космонавта Виктора Пацаева»

Спасти «Космонавта Виктора Пацаева»
Фото В. ЛЕОНОВ / «АН»

Александр ЧУЙКОВ
«Аргументы Недели» № 29 (470) от 6 августа 2015

В былые времена в зарубежных портах эти белоснежные корабли-красавцы с огромными антеннами напоказ вызывали восторги праздной публики, чёрную зависть у работников местной космической отрасли, если таковая в этой стране присутствовала, и неподдельный интерес представителей разведсообщества. Это были суда Службы космических исследований отдела морских экспедиционных работ (СКИ ОМЭР) Академии наук СССР. Формально они подчинялись учёным, фактически – Минобороны и работали в интересах мирных и военных советских космических программ.

Из одиннадцати научно-исследовательских судов (НИС), построенных для обеспечения связи с космическими аппаратами вне зоны радиовидимости с советской территории, сегодня осталось только одно – НИС «Космонавт Виктор Пацаев». Он стоит у причала в Калининграде, работает как действующий музей, но включён в систему связи с Международной космической станцией (МКС). Но в этом году и его могут продать по цене лома. Чиновники никак не могут между собой договориться – кто же возьмёт «Пацаева» под своё крыло? Проще убить память, чем найти пару десятков миллионов рублей.

Великий провидец

Сергей Королёв, начавший грандиозную работу по программе пилотируемой космонавтики, прекрасно понимал, что космический корабль всегда должен быть на связи с Центром управления полётами (ЦУП). Причём команды должны были проходить в обоих направлениях постоянно и без сбоев. Наземные измерительные пункты, разбросанные по всей громадной территории Союза, обеспечить требования главного конструктора не могли. Слепая и глухая зона была над Атлантикой, где должны были выполняться ответственные операции: стыковки-расстыковки космических аппаратов, торможение и спуск космических кораблей, а также «второй старт» – вывод межпланетных космических станций с промежуточной орбиты на заданную траекторию. Тогда Королёвым и было принято судьбоносное решение – идём в Океан!

Сколько усилий, воли и таланта конструкторов и инженеров было вложено в разработку и создание Морского космического флота – уму непостижимо. Сколько сложнейших задач решено – например, как обеспечить устойчивую космическую связь во время 10-балльного шторма!

К концу 70-х годов прошлого века Союз имел самый современный, самый мощный «звёздный» флот в мире – 11 судов, базировавшихся в Ленинграде и Одессе.

К городу на Неве были причислены: «Боровичи», «Кегостров», «Моржовец», «Невель», «Космонавт Владислав Волков», «Космонавт Павел Беляев», «Космонавт Георгий Добровольский», «Космонавт Виктор Пацаев». К Одессе: «Космонавт Юрий Гагарин», «Академик Сергей Королёв», «Космонавт Владимир Комаров». «Большие» одесские суда управляли космическими аппаратами, снимали траекторные и телеметрические измерения, обеспечивали связь ЦУПа с экипажами космических кораблей и орбитальных станций. Назначение ленинградских судов – телеметрические измерения и поддержка связи.

До 10 месяцев – автономность позволяла – они работали в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах с долговременными орбитальными станциями «Салют» и «Мир», космическими кораблями «Союз», «Союз-Т», «Союз-ТМ», ракетой-носителем «Энергия» и легендарным «Бураном». А ещё со спутниками связи и военной разведки, обеспечивали испытания всей космической техники, в том числе беспилотного орбитального ракетоплана БОР-4.

Конец «звёздного флота»

Убийство Службы космических исследований (в/ч 26179) началось в 1989 году с малых судов. Их продали на металлолом в индийский Аланг. Через частную контору туда же отправили НИС «Космонавт Владимир Комаров». В конце января 1995 года директивой Генерального штаба (начальник ГШ генерал армии М. Колесников, министр обороны П. Грачёв) в/ч 26179 была ликвидирована. Научно-исследовательские суда «Космонавт Владислав Волков» и «Космонавт Павел Беляев», «Космонавт Георгий Добровольский» и «Космонавт Виктор Пацаев» скинули на Роскосмос. «Волкова» и «Беляева» разобрали в Калининграде в 2000 году. «Космонавта Добровольского» отправили «на булавки» в индийский Аланг в 2006 г., предварительно, чтобы не так было стыдно, переименовав его в «Cosmos». В 1996-м туда же под именами «Агар» и «Орол» ушли и переданные Украине НИС «Космонавт Юрий Гагарин» и «Академик Сергей Королёв». А «Космонавта Виктора Пацаева» в полностью рабочем состоянии вместо океана навсегда ошвартовали у калининградского причала Музея Мирового океана – в качестве музея и одного из важнейших узлов связи с МКС.

Спасение «Пацаева» – дело рук отставников

Там же, в Калининграде, было принято решение строить постоянный наземный комплекс, который сможет заменить научное судно. В 2013 году на заседании Морской коллегии, которую возглавляет вице-премьер Дмитрий Рогозин, было принято однозначное решение – «Космонавта Виктора Пацаева» сохранить в качестве музейного судна (копия решения в редакции имеется). Исполнение поручено Роскосмосу, который сегодня оплачивает судно. Срок сдачи наземного комплекса – осень этого года. Потом «Пацаев» станет никому не нужным. И последнее судно – гордость космического флота – могут продать с молотка по цене металлолома, как продали его «братьев» по 170 долларов за тонну.

Начиная с сентября прошлого года ветераны Морского космического флота, знаменитые космонавты, в том числе Алексей Леонов, бомбардируют письмами все возможные инстанции с одной просьбой – спасти от позора «Космонавта Виктора Пацаева».

– Первым было письмо в адрес президента В. Путина. Его подписали 14 выдающихся наших космонавтов. Затем писали в Роскосмос, в правительство: вице-премьеру Д. Рогозину, в Минкультуры. Даже в «Газпром», который тратит миллиарды на футболистов, в том числе иностранных, с одной просьбой – выделить относительно небольшие деньги на специальную экспертизу, провести необходимые работы, чтобы сохранить «Пацаева», передав его в Музей Мирового океана. На нём можно открыть уникальный общедоступный музей управления космическими полётами с экспозициями управления полётами как с Земли, так и с моря. Ведь в ЦУП просто так не попадёшь, а на «Викторе Пацаеве» стоит аналогичное оборудование. Такого музея я лично не видел нигде в мире. Это было бы очень посещаемое место.

Но чиновники никак не могут определиться с тем, кому должен принадлежать этот музей. На недавнем совещании Роскосмос предложил Минкультуры безвозмездно передать судно. Минкультуры отказалось из-за того, что нет решения правительства о выделении необходимых средств на его содержание. Сейчас ситуация зашла в полный тупик, – рассказал «АН» член Совета ветеранов Морского космического флота Анатолий Капитанов.

Желание Роскосмоса избавиться от непрофильного актива, каковым станет «Пацаев» уже в ближайшие дни, чисто по-бухгалтерски понять можно. Позицию Минкульта выпукло озвучил замминистра культуры некий Ивлев. В интервью телевидению он заявил буквально следующее: «Нужно разобраться – с какой целью его нужно сохранять? Я не знаю, что это за корабль и в чём его историческое значение, чтобы его музифицировать!»

Как сообщили «АН» в Музее Мирового океана, сейчас принято решение считать знаменитое судно вновь выявленным объектом культурного наследия. Но на региональном уровне. Никакого финансирования при этом в бюджете дотационной Калининградской области не предусмотрено. Музей Мирового океана самостоятельно содержать судно не сможет.

Член отряда космонавтов Виктор Пацаев погиб в 1971 году. При спуске произошла разгерметизация спускаемого аппарата космического корабля «Союз-11». Экипаж в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева погиб. Два научных судна, названных именами его погибших товарищей, уже распилены на индийском пляже Аланг. Цена спасения третьего, пока живого, – 20 млн рублей. Огромные деньги для наших патриотически настроенных бухгалтеров от космоса и культуры.

Вместо «Луча» – любительская рация

Ситуация с НИС «Космонавт Виктор Пацаев» высветило ещё одну проблему. Убитый «капиталистическими революционерами» морской космический флот не позволяет нам на равных конкурировать с другими ведущими космическими державами. Мало того – из-за его отсутствия мы находимся в очень серьёзной зависимости от заокеанских «товарищей».

– Отсутствие отечественного морского космического флота приводит к тому, что у нас в точке разделения на отсеки корабля «Союз» при его возвращении на Землю ЦУП не получает телеметрическую информацию. Уже были случаи, когда происходило нештатное разделение корабля, а мы до конца этого на Земле не понимали. Пришлось создавать мобильные передвижные наземные телеметрические пункты, которые разными путями – и добрыми, и подпольными – путешествуют то на Кипре, то на Крите, то в Шарм-эш-Шейхе, и мы вынуждены посылать ребят в командировку и средствами радиолюбительской связи получать телеметрию. Мало того, мы говорим о подготовке экспедиций к Луне и Марсу. А как в этом случае осуществлять постоянную связь с космическими аппаратами?! – констатирует космонавт Фёдор Юрчихин.

Как уточнил главный специалист РКК «Энергия» по управлению космическими полётами Виктор Благов, сейчас из-за отсутствия в России судов космической связи экипаж «Союза» докладывает о включении двигателя на торможение экипажу МКС, а уже тот передаёт информацию через американские (!) спутники-ретрансляторы в российский Центр управления полётами.

Который год Роскосмос пытается закончить работу по разворачиванию многофункциональной космической системы ретрансляции (МКСР) «Луч» для обеспечения связи с движущимися объектами вне зон видимости с российской территории, построенной с использованием геостационарных спутников-ретрансляторов «Луч-5А», «Луч-5Б» и «Луч-5В». Когда она заработает в штатном режиме, вроде бы все проблемы со связью и телеметрией в «мёртвых зонах» будут решены. Но когда это произойдёт?

Даже по официальным данным, сегодня российский сегмент Международной космической станции может напрямую взаимодействовать с ЦУПом всего около 2,5 часа в сутки. Для связи в остальное время Россия покупает услуги американской системы TDRSS, аналогичной «Лучу». Но, несмотря на уже работающую TDRSS, США имеют и передвижные морские измерительные пункты – такие же корабли, как были у нас. Китай имеет и активно строит такие суда. В этом же списке Франция и Италия. И только мы разрушаем остатки того, что уже имеем.

– Система «Луч» – это просто космические ретрансляторы, которые получают сигнал от измерительных пунктов на земле или на воде и передают сигнал в ЦУП. А если нет пунктов – то откуда возьмётся сигнал? МКС, конечно, сможет связываться через неё, но «Союзы», «Прогрессы», «Ангара» – нет. Не смогут оперативно передавать телеметрию и ракетоносители для дальнего космоса. Для этого надо получать информацию над Гвинейским заливом. А как, если там не будет нашего судна?

Поэтому я считаю, что нам обязательно надо иметь морской космический флот. Конечно, не в таких масштабах, как он был. Но два-три судна иметь необходимо. Вполне реально после выполнения ряда регламентных работ и обновления оборудования вернуть в строй хотя бы «Космонавта Виктора Пацаева». И строить новые подобные суда. Иначе о самостоятельности в освоении космоса можно забыть, – заявил «АН» командир Службы космических исследований (в/ч 26179) с 1991 по 1995 год полковник в отставке Сергей Монаков.