Научно-исследовательское судно
"Космонавт Георгий Добровольский"

Сайт ветеранов флота космической службы

<< Обзор книги

<< Глава 4. День за днём на «Добровольском»

<< Штиль, шторм, миражи


Из книги «НИС Космонавт Георгий Добровольский»
Чем и как нас кормили. И поили

Завтрак — в 7:30, обед — в 11:30, чай — в 15:30 и ужин — в 19:30.

Всё — вкусно. Но особое блюдо — это селёдка или салака, да с отварной картошечкой, с постным маслом, да с лучком!..

 




Кок Игорь Тимофеев

Михаил Миронов:

«Да, ты прав! Мы и сами салаку пряного посола в Питере покупали перед выходом, в металлических банках. Варили картошечку, с подсолнечным маслом, в каюте, да с бутылочкой!...
Вот что доставало на завтраках, так это пикантный сыр. Встаёшь, выходишь в коридор, пару шагов — чуешь запах, идёшь назад и ставишь чайник у себя в каюте...»

 

Роман Имаметдинов:

«А я очень любил, как готовили кашу на камбузе. Но готовили её только по воскресеньям. А выходной хочется поспать. Но вставал, шёл в столовую, а потом опять на бочок, до обеда.
Ещё мне нравились киперсы — копчёная рыба, типа селёдки. Покупали её в Голландии. А баварские сардельки!..»

 

Александр Сычёв:

«Бывало так, что из-за каждодневных витков без выходных и проходных терялось ощущение времени, в частности были трудности с определением дня недели. Но приходишь в столовую на завтрак и видишь яичницу с беконом, значит — сегодня понедельник. Если в обед щи из кислой капусты, то точно понедельник. Если на завтрак каша и вареные яйца — воскресенье, колбаса или «завтрак моториста» («Завтрак туриста» в консервных банках) — вторник и т.д. Очень удобное было меню.
По воскресеньям по громкой связи желающие приглашались на обсуждение меню, там можно было высказать свои пожелания, заказать какое-нибудь блюдо, рябчика по-охотничьи, например. У некоторых блюд были другие народные названия, например солянку сборную, которую подавали, кажется по четвергам, называли «Отчет за неделю»

 

Роман Имаметдинов:

«А мне по воскресеньям нравился шницель по-министерски на обед. Это отбивные из куриных грудок обжаренные в кляре. А кислые щи, особенно бульончик по понедельникам всегда шли на ура, особенно после ТО. Лучшего похмелителя не изобретено»

 

Михаил Миронов:

«А у меня с питанием все перепуталось.
Что, где и когда подавали, уже не вспомню. Борщ с пампушками, пшёнка, жареные пельмени, куриные окорочка... Селедку, яичницу с беконом...»

 

Роман Имаметдинов:

«Помня, что тогда в СССР лежало на полках, грех нам было жаловаться на то, чем и как кормили нас. Хотя, помню, в каком-то рейсе было мало заходов и нам давали на вечерний чай через день — то знаменитый уже «завтрак моториста», то красную неестественного цвета колбасу типа сервелата, которая расплавлялась при её поджарке. Тогда наверное ещё не очень умели делать искусственную колбасу, как сейчас. А по поводу прибавления в весе могу сказать что прибавляют не оттого что вкусно или невкусно готовят, а оттого, сколько есть, что есть и какой вести образ жизни. Ну и конечно зависит ещё от здоровья. Так что нормально нас кормили»

 

Да, кормили — грех жаловаться.

Особая статья в рационе питания — тропическое довольствие. Медики считают, что как только организм моряка попадает в тропические широты, так сразу начинается его обезвоживание и ухудшение кроветворчества. И вот чтобы этому организму, попавшему на пароход, компенсировать потерю здоровья, ему просто необходимо потреблять 200 граммов вина в сутки. Красного или белого. Или литр сока.

Два раза в неделю в корме, внизу, у дверей артелки (так называется корабельный магазинчик, где можно купить и продукты, и кое-какую нужную в быту мелочь) выстраивалась очередь и 5-й помощник Борис Тютык строго под запись выдавал нуждающимся в поправке здоровья бутылки «Ркацители», «Фетяски», «Рислинга» и «Вазисубани» или трёхлитровые банки яблочного, томатного, клюквенного и прочего сока.

Чтобы лечение происходило наиболее эффективно, «научные сотрудники», да и экипаж, конечно, накапливали ценный продукт, объединяли свои запасы и потребляли их в уютной обстановке, в дружеской компании.