В.Прощенко

Доклад к Королёвским чтениям, январь 2016 г.

Секция 10. "Космонавтика и культура"

 

Вступление

 

Тема выступления касается истории, достижений и судьбы научно-исследовательского флота Службы космических исследований АН СССР.

Чтения посвящаются памяти С.П.Королёва, наследию, которое он оставил нам.

В названии секции используется слово "культура", многогранное понятие, включающее в себя способность нации хранить наследие своих лучших представителей, воспитывать на нём новые поколения.

Эти два положения позволяют донести до вас мысль о необходимости сохранения в качестве памятника научно-исследовательского судна "Космонавт Виктор Пацаев" – последнего оставшегося "в живых" из многочисленного когда-то флота Службы космических исследований.

 

С.П.Королёв – создатель сети измерительных пунктов

 

Одно из главных качеств С.П.Королёва – широта взглядов. Он не замыкался на единственном вопросе – как запустить ракету в космос или бабахнуть ею по США? Он создал целую инфраструктуру, объединил силы науки и промышленности, наладил взаимодействие учёных, промышленников, строителей и военных чтобы новая стратегическая отрасль – космонавтика – появилась и могла устойчиво развиваться. Отрасль стратегическая, т.к. влияет на всё: на развитие науки и промышленности, на обороноспособность, на международный авторитет страны. И даже на общественное сознание: вспомните, как народ СССР встречал наши первые успехи в космосе! А жили-то тогда очень скромно.

Создание Командно-измерительного комплекса, строительство сети наземных измерительных пунктов (НИПов), а затем и морского измерительного комплекса – это одна из идей С.П.Королёва 1, благодаря которой отечественная космонавтика получила возможность не только запускать космические аппараты в космос, но и эффективно с ними работать.

 

Морской измерительный комплекс – назначение, история

 








Морской измерительный комплекс начал создаваться в начале 60-х годов. Тогда в планах Королёва стояли не только испытания межконтинентальных баллистических ракет на предельную дальность, но и первые запуски космических аппаратов в космос, в том числе – с человеком на борту.

Большая часть траектории космических аппаратов не видна наземным измерительным пунктам: из 16 суточных витков они видят лишь 11 и не более 20 минут на витке из 90. Важно, что с "земли" не виден тот отрезок траектории, где происходит торможение и отделение спускаемого аппарата (слайд №2: Зоны радиовидимости).

По этой причине в кратчайшие сроки в НИИ-4 был создан плавучий телеметрический комплекс и в начале 61-го в Атлантику вышли три грузовых судна, спешно оборудованных телеметрическими станциями – "Краснодар", "Ворошилов" и "Долинск" (слайд №3: Суда НИИ-4). Там они отработали по запуску первой в мире АМС, стартовавшей к Венере, а в апреле – сопровождали полёт Ю.А.Гагарина.

С тех пор флот, предназначенный для сопровождения космических программ СССР, постоянно рос и развивался. Научно-исследовательские институты и конструкторские бюро непрерывно совершенствовали радиотехнические средства. В 1967 г. в строй вступили пять специализированных судов, предназначенных для сопровождения Лунной программы СССР (слайд №4: Суда Лунной программы), а в 1970-71 гг. – два самых больших и оснащённых самым совершенным по тем временам оборудованием судна: флагман флота Службы космических исследований НИС "Космонавт Юрий Гагарин" и НИС "Академик Сергей Королёв" (слайд №5: Универсальные суда), способные не только принимать с космических аппаратов телеметрическую информацию и поддерживать связь с космонавтами, но также выполнять траекторные измерения и управление космическими аппаратами.

В 1977-79 гг. в свои первые рейсы из Ленинграда вышли ещё четыре телеметрических судна (слайд №6: Суда Селена-М).

В результате, в Советском Союзе образовалась мощная группировка судов, способных работать в любом районе Мирового океана, без потерь принимать информацию с космических аппаратов и передавать её в ЦУП, используя как КВ, так и спутниковую связь.

 

Плавучие измерительные пункты – значение, альтернативы

 

Значение флота Службы космических исследований неоценимо. В его истории нет случаев, когда какие-либо нештатные ситуации на орбите оказывались незамеченными, а причина – неизвестной.

Есть одно исключение – спуск с орбиты корабля "Союз-11" и гибель его экипажа (слайд №7: Экипаж Союз-11). Тогда в критической ситуации группа управления полётами не сумела вовремя расставить суда в заданных точках Атлантики и связь с аппаратом на спуске была утеряна 2.

В течение многих лет, до начала 90-х, флот исправно выполнял свои задачи. Но на рубеже 90-х сократилось его финансирование. Четыре судна была списаны и проданы на слом сразу, одно судно ушло в частные руки, а КЮГ и АСК в 1991 г. достались украинскому Черноморскому пароходству, где их разграбили и в 1996 г. продали на слом (слайд №8: КЮГ и АСК в Аланге). Оставшиеся четыре судна в 1996 г. были переданы в Российское космическое агентство, но и там они оказались без работы (слайд №9: Суда в отстое).

Кстати, именно тогда, в 1996 г., окончилась неудачей миссия межпланетной станции "Марс-96". В том районе Атлантики, где наши суда обычно отслеживали работу разгонного блока, принять информацию оказалось некому, т.к. готовое к работе судно "Космонавт Виктор Пацаев" в море не вышло. Заместитель генерального директора космического агентства объяснял: "Это то же самое, как выяснять, потел покойник перед смертью, или не потел" 3. В работе разгонного блока произошёл сбой. Евпаторийский измерительный пункт, не зная, что аппарат не вышел на расчётную траекторию, не смог скорректировать направление приёма антенн и получить набор данных достаточный для анализа и для коррекции полёта. На 3-м витке "Марс-96" сгорел в атмосфере. Причину сбоя выяснить не удалось 4. Почему потел покойник осталось неизвестным. Таков результат отсутствия телеметрического судна в нужное время в нужном месте. Что могло быть с нашей космонавтикой, думай С.П.Королёв так же, как тот зам. гендиректора?

Подобный случай произошёл и в 2012 г. с межпланетным аппаратом "Фобос-Грунт". Ни один из наземных измерительных пунктов России не сумел получить с аппарата информацию. Достоверных данных о том, что вызвало аварию, нет 5. Руководитель Роскосмоса был вынужден делать предположения об умышленных или случайных воздействиях на аппарат при пролёте над западным полушарием 6.

Так история подтверждает правильность расчета С.П.Королёва на возможности плавучих измерительных пунктов. Так мы сейчас убеждаемся, что в нештатной ситуации при отсутствии надёжных средств связи с космическими аппаратами всегда существует риск потерять, не получить важную информацию, необходимую для предотвращения подобных нештатных ситуаций в будущем.





Существует ли в настоящее временя эффективная замена судам космической службы? Какими средствами ведётся наблюдение за космическими аппаратами на ответственных участках траектории, где они не видны НИПам (слайд №10: Траектория вывода на орбиту)?

Три отечественных спутника-ретранслятора "Луч-5" выведены на орбиту и в декабре 2015 г. приняты в опытную эксплуатацию.
В 2015 г. прошли испытания разработанные НПОИТ мобильные измерительные пункты, в том числе – морского базирования 7, но их применение пока ограничено работами по МКС.

Как предполагается сопровождать полёты космических аппаратов по лунной программе или на другие планеты – неизвестно.

 

Наследие Королёва, которое нужно защитить и сохранить

 

Остатки флота космической службы – 4 судна, переданные в 1996 г. в Российское космическое агентство, несколько лет простояли без дела сначала в Санкт-Петербурге, затем были переведены в Калининград. В 1999 г. попытка задействовать одно из судов – НИС "Космонавт Георгий Добровольский" в программе "Морской старт" не удалась: судно переоборудовали, подготовили к выходу в рейс, но в последний момент американский партнёр отказался от услуг российского судна в пользу американской спутниковой системы ретрансляторов TDRS 8. В 2000-м два судна были разделаны на металл в Калининграде, а в 2006-м на "кладбище кораблей", в индийский Аланг, пришёл своим ходом "Добровольский" (слайд №11: КГД в Аланге), проданный на т.н. "аукционе" за ~25 млн.рублей!

Ныне от флота, созданного по инициативе С.П.Королёва и много лет служившего успехам отечественной космонавтики, осталось одно судно – НИС "Космонавт Виктор Пацаев", 14 лет стоящее у причала Музея мирового океана в Калининграде, пока ещё работающее в контуре управления российским сегментом МКС и предоставляющее свои помещения для экспозиций Музея.

Несколько лет назад я побывал на "Пацаеве", наблюдал квалифицированную, грамотную работу сотрудников королёвского НПО Измерительной Техники на одном из витков МКС (слайд №12: Сеанс связи). Я видел с любовью составленные музейные экспозиции, среди которых – макеты космических кораблей и судов космической службы, скафандр, экипировка космонавтов, личные вещи Алексея Леонова, альбомы, фотографии, множество других вещей. Там даже планетарий есть. Я присутствовал на занятиях, где детям – посетителям судна рассказывают о космосе, о космических кораблях и видел, с каким интересом они воспринимают увиденное и услышанное (слайд №13: Экспозиции музея). Но там же я услышал и такое: экскурсовод спрашивает детей: "Когда летал в космос Юрий Гагарин?". И получает ответ: "В 1941-м". Грустно стало.

Наших детей и внуков многому учат в школах. Они часами не вылезают из Интернета. Что они извлекают оттуда? Спросите первого встречного мальчишку на улице: "Кто такой Гагарин?" Вы уверены, что вам ответят правильно? Знают ли они хорошо историю, достижения страны, в которой живут? Что мы делаем для того, чтобы они могли узнавать и гордиться нашими с вами делами? Делами лучших наших людей, отдавших себя служению Родине? Чтобы они сами могли продолжать эти дела? (слайд №14: "Имя на борту")

 

"Пацаев" должен жить

 

В течение двух последних лет судьба судна "Космонавт Виктор Пацаев" висит на волоске. В связи с намеченным вводом в строй Балтийского измерительного пункта планировался вывод радиотехнического комплекса "Пацаева" из эксплуатации и, соответственно, прекращение финансирования на его содержание. Это означает, что для владельца судна – НПОИТ, судно становится ненужным балластом и оно должно быть продано. Вероятнее всего – на слом.

В связи с этим вот уже в течение двух лет ветераны Службы космических исследований ведут борьбу за сохранение судна в качестве музея и памятника отечественной космонавтики и специального судостроения. Поскольку ни Роскосмос, ни Минкультуры, не проявили искреннего желания взять на себя заботу о судне с целью его сохранения, нами были направлены многочисленные письма в адрес Президента и Правительства России, председателю Морской комиссии Д.О.Рогозину, в Роскосмос. Были предприняты попытки найти спонсорскую поддержку у администрации Санкт-Петербурга и даже у Газпрома.

Стену равнодушия чиновников к проблеме удалось пробить благодаря опубликованному в сети обращению к Президенту и Правительству Светланы Викторовны Пацаевой, дочери героя-космонавта. Оно вызвало заметный интерес у СМИ, в сети, у общественности.

При содействии директора Музея мирового океана С.Г.Сивковой, при активной помощи ветеранов и на собранные ими средства в конце 2015 года была проведена историко-культурная экспертиза. Её результатом стало положительное заключение о том, что судно является объектом культурного наследия России. В настоящее время документы экспертизы переданы в Министерство культуры. Таким образом, судно получило защиту Закона и не может быть уничтожено.

Первый шаг сделан.

Однако ветераны не считают, что дело сделано. Необходим следующий, второй шаг: "Космонавт Виктор Пацаев" должен обрести надёжного хозяина, способного содержать судно достойным образом, как памятник и музей. Ветераны понимают, что без государственной поддержки, без дополнительного бюджетного финансирования никто с такой задачей не справится. По ориентировочным расчётам, только на докование и ремонт судна необходимы несколько десятков млн. рублей. Содержание же судна обойдётся в сумму от 10 до 20 млн. руб. ежегодно.

Ветераны намерены действовать. Мы будем, как и раньше, обращаться во все органы власти с предложением как можно скорее определиться с владельцем судна и его финансированием. Мы готовы предложить будущему владельцу варианты использования судна. Например, мы предлагаем

  • оставить в работоспособном состоянии его радиотехническое оборудование.
    Сколько посетителей, сколько детей, мальчишек привлечёт такой "живой" экспонат с антеннами, поворачивающимися вслед за МКС и с аппаратурой, где на мониторах мелькают сигналы, принятые с орбиты! Мне уже приходили письма от ребят, которых интересует именно это - как действует "космическое судно".
    В то же время, комплекс "Пацаева" будет в состоянии продублировать Балтийский НИП, если это будет необходимо.
  • использовать судно, как учебную базу для курсантов мореходных училищ
  • использовать радиотехническое оборудование судна в учебных целях для подготовки кадров НИПов и ЦУПа.

Заключение

 

В докладе было показано, что во многом именно существование флота космической службы способствовало успехам отечественной космонавтики, содействуя тем самым развитию науки и промышленности, укрепляя обороноспособность и международный авторитет страны. В связи с этим НИС "Космонавт Виктор Пацаев", последний сохранившийся представитель этого флота, следует рассматривать, как памятник отечественной космонавтики.

НИС "Космонавт Виктор Пацаев", как и все отечественные суда космической службы, строились на верфях СССР по уникальным проектам и оснащались самым совершенным по тем временам оборудованием КВ и спутниковой связи, системами приёма и обработки телеметрии, средствами управления космическими аппаратами и электронно-вычислительными машинами. Радиотехнические комплексы, устанавливавшиеся на эти суда, показали свою надёжность в течение многих лет эксплуатации в сложных морских условиях. В связи с этим НИС "Космонавт Виктор Пацаев" следует также рассматривать, как уникальный образец отечественного специального судостроения.

За время существования флота космической службы на его судах работали тысячи лучших моряков Морского флота, а также военных и гражданских специалистов по обслуживанию радиотехнических средств. Эти люди работали в любых погодных условиях, в любое время дня и ночи, находясь подолгу – до 11 месяцев – вдали от дома. Их высокая квалификация заслужила уважение не только руководителей службы, но и космонавтов, обязательно присутствовавших на торжествах по подъёму вымпела на новых судах, часто общавшихся по каналам связи с моряками, находясь в космосе, а порой, при первом удобном случае, посещавших эти суда. Таким образом, НИС "Космонавт Виктор Пацаев" можно рассматривать как памятник людям, добросовестно служившим делу становления и развития отечественной космонавтики.

Мы намерены бороться за НИС "Космонавт Виктор Пацаев" и не отступим.

В этом нас полностью поддерживают военные моряки, ветераны кораблей измерительного комплекса - флота, выполнявшего и до сих пор выполняющего на Тихом океане задачи, связанные с испытаниями межконтинентальных баллистических ракет и с сопровождением космических программ.

Мы уверены, что нас поддержит общественность, люди, заботящиеся о сохранении истории своей страны и неравнодушные к её будущему.

Мы надеемся на поддержку СМИ.

И на вашу поддержку – слушателей королёвских чтений.

Ссылки:

 

1 - Первые рейсы плавучего телеметрического комплекса. Сайт Союза ветеранов космических войск

2 - Б.Самойленко. "Белые Селены. Записки начальника экспедиции"

3 - К.Лантратов. Корабли постоят... и не лягут на курс. "Новости космонавтики" №21, 1996

4 - И.Лисов. Запуск и полет станции "Марс-96". "Новости космонавтики", №№ 22-23, 1996

5 - Настоящие причины аварии станции "Фобос-Грунт" вряд ли удастся установить. Интерфакс

6 - В.Поповкин: "Фобос-Грунт" мог быть потерян из-за внешнего воздействия. Интерфакс

7 - Пункт морского базирования космодрома Восточный принял телеметрию МКС. РИАН

8 - Плавучий космодром "Селена". Сайт "Морской старт"