«Энергия» — «Буран»

"Знергия-Полюс" на старте
"Знергия-Полюс" на старте
"Энергия-Буран" на старте
"Энергия-Буран" на старте

КИК "Маршал Неделин" и НИС "Космонавт Георгий Добровольский" в точке работы по "Бурану"
КИК "Маршал Неделин"
и НИС "Космонавт Георгий Добровольский"
в точке работы по "Бурану"
Фото с форума ТОГЭ

Отрывок из книги "НИС Космонавт Георгий Добровольский"

 

Ещё две знаковые работы НИС «Космонавт Георгий Добровольский» — это сопровождение первого старта тяжёлой ракеты-носителя «Энергия» в 1987 году, а в 1988-м — сопровождение первого и единственного полёта отечественного многоразового космического корабля «Буран».

«Энергия» — ракета, способная выводить на орбиту 100, а в перспективе — до 200 т. полезной нагрузки, проектировалась как носитель для «Бурана», для запуска пилотируемых и автоматических экспедиций на Луну и Марс, для запуска орбитальных станций нового поколения и сверхтяжёлых геостационарных спутниковых платформ.

Проект оказался успешным. Это показал первый же запуск «Энергии». Он состоялся 15 мая 1987 года в 21:30 МСК. Нагрузкой стал макет аппарата «Скиф-ДМ», прототип боевой орбитальной станции с лазерным оружием на борту. Его открытое наименование — «Полюс», а масса — 77 тонн.

Ракета-носитель отработала штатно. На высоте 110 км. «Скиф-ДМ» отделился от носителя, сработала автоматика увода, но из-за ошибки в программе аппарат не смог стабилизироваться, разгонные же двигатели отработали положенное время и через 50 минут аппарат упал в Тихий океан.

В это время в южной Атлантике, в точке 35°S 30°W, НИС «Космонавт Георгий Добровольский» ожидал появления сигнала со «Скифа-ДМ». Но не дождался.

Через год, 5 июня 1988 года, выйдя из Ленинграда в свой 11-й рейс, КГД уже имел задачу в продолжение проекта «Энергия-Буран». Ему предстояло перейти в Тихий океан для сопровождения полёта многоразового космического корабля.

По пути туда, в начале июля, находясь в точке 6°S 14°W «Добровольский» отработал по «вторым стартам» двух межпланетных автоматических станций «Фобос». Оба стартовали успешно и вышли на траекторию полёта к Марсу, но спустя насколько месяцев связь с ними была потеряна.

«Добровольский» двигался на юг. После захода в Буэнос-Айрес, его путь лежал к Магелланову проливу. Начальник экспедиции Сергей Серпиков вспоминает:

«Хотели Магеллановым проливом пройти. Всё время качает 6-7 баллов, туманище, холодно, снег срывается. Надо бы посмотреть, что там, по курсу, какая ледовая обстановка. Мы связались по УКВ с космонавтами и попросили их посмотреть айсберги. И они, хотя и сквозь облака, наводили нас точно по координатам. Туман, всё время работает тифон, ничего не видно, на палубу практически не выходим. Ширина пролива 8 км. Лоцман – в Вальпараисо, ему неделю идти. С капитаном Кулешовым мы решили – давай Дрейком! Пошли Дрейком».

В середине сентября судно встало в Тихом океане чуть южнее Тропика и в течение недели экипаж и экспедиция проводили тренировки для работы по «Бурану». В конце месяца подошли к Новой Зеландии для пополнения запасов провизии и бункеровки. Горбачёвская гласность до этих широт, видимо, не дошла и правительство страны, посчитав НИС КГД шпионским судном, которое собирается прослушивать каналы закрытой правительственной связи, запретило заход в столичный порт Веллингтон и направило его в рыбацкий порт Блафф на юге страны.

После трёхдневной стоянки в порту «Добровольский» направился в точку работы — 45°S 133°W и встал там 25 октября. В ту же точку должен был прийти и корабль измерительного комплекса Тихоокеанской гидрографической экспедиции «Маршал Неделин» под командованием капитана 1 ранга Владимира Фёдоровича Волкова. Но старт «Энергии» с «Бураном», намечавшийся на 29-е, откладывался — неисправность, слив топлива... Из-за шторма в районе работы ожидание становилось тяжёлым и «Неделин», имея хороший ход, смог уйти ближе к тропикам, где спокойнее. «Добровольский» остался.

Наконец, дата старта определилась и к 15 ноября 1988 года по Москве оба корабля были вместе и готовы к работе. В задачу «Добровольского» входило принять телеметрические данные и по каналу спутниковой связи через геостационарный спутник «Горизонт» передать их на наземные измерительные пункты. Начальник экспедиции Сергей Серпиков отметил, что в связи с этой работой «Горизонт» в течение двух месяцев перемещали с точки над Атлантикой в требуемую позицию.

«Бурану» предстояло совершить два витка. На втором, посадочном витке, в 8:20 МСК (19:20 14 ноября в точке работы «Добровольского» и «Неделина»), находясь над кораблями в Океане, космический корабль включил на 158 сек один из двигателей орбитального маневрирования для выдачи тормозного импульса. После этого корабль выполнил посадочную, «самолетную» ориентацию, развернувшись и приподняв нос для входа в атмосферу.

«Добровольский» без потерь принял информацию с борта по обоим виткам, в 6:45 и 8:20 МСК, и после обработки на УРТС-2 полный поток телеметрических данных был передан через комплекс спутниковой связи СМК и антенну «Жемчуг-МК» на «Горизонт», а далее — через НИП Елизово в ЦУП.

«Космонавт Георгий Добровольский» и «Маршал Неделин» успешно выполнили поставленную задачу и разошлись, обменявшись при помощи вертолётчиков угощениями — красной рыбой и камчатской минеральной водой с «Неделина» и виски с сигаретами с «Добровольского». Заодно на «Неделин» передали ленту с записью принятой телеметрии.

Очень заманчиво для «добровольцев» было сделать кругосветку, но в Атлантике ждала работа по посадке «Союза ТМ-6» с советско-французским экипажем. На этот раз пролив Дрейка был спокоен.
А «Буран», совершив фантастическую по точности автоматическую посадку на аэродроме «Юбилейный» Байконура и удивив весь мир возможностями советской космической науки и техники, оказался последним громким достижением этой самой науки.

Далее начался её закат.