Карты 10 и 11 рейсов НИС КГД

Страница 1 | Страница 2 | Страница 3


Записки штурмана

Андрей Ильичёв

Часть 3. Рейс 1988 г. Блафф

Андрей Ильичёв

Всем добрый день!

Набирая этот текст на компьютере, как будто перенесся на машине времени в те дни… Кто был там тогда, наверняка, вспомнит что-то своё.

 

Запись от 08.10.1988 г.:

«Вновь пересекли линию перемены дат и остались в субботе. Теперь отстаем на 14 часов от вас. Идем в точку работы 45°S, 133°W без всяких перспектив и в полной неизвестности. Впрочем, повторяюсь, как обычно.

Теперь о прошедшем. Т.к. наворочено довольно много, опять постараюсь изложить в коротком стиле, так сказать, фактический материал.

Подошли по исковерканной карте (из кусочков) на якорную стоянку на моей вахте ночью 3-го октября. У мастера мандраж. Все благополучно. Сменился, а в 8.30 разбудили на швартовку.

На причале репортеры снимают. Да и при подходе с катера уже успели. Эта фотография 4-го и появилась на страницах газет. В цвете ржавые. Сразу власти, но довольно доброжелательно и быстро. После властей телевизионщики. Аппаратура «Sony». Без юпитеров. Сразу со звуком и пишут. Меня в качестве переводчика. До 16-ти часов этим занимался. 35 минут репортажа в последствии превратившиеся в 5 минут экранного времени. Но весь 35-минутный материал мы переписали на судне на свой видик и теперь периодически показываем. После телевизионщиков были корреспонденты из газет. Но это я уже проигнорировал, т.к. заступил на суточную.

К чифу после работы приехал шипчандлер с пивом и водкой, и с фруктами киви. Местный, островной. В Европе до доллара за штуку, т.к. очень экзотический. С виду – картошка вареная в мундире. Внутри, как слива, а на вкус, как недозрелая клубника. Еще успел выдать деньги экипажу и экспедиции. Потом примостился у чифа и поболтали с иностранцами. Язык закостенел, конечно. Но все же. Попросили видеокассеты. Они привезли. 9 фильмов. Но лапа сероглазого наложена и, дай Бог, посмотрим 3. Вот вам и демократия.

Утром 4-го сменился, поругался с 1-м помощником, лег вздремнуть, но, конечно, не дали. То одно, то другое. Один из экипажа, рефмоторист, заболел, готовит документы денежные на репатриацию и т.п. Все сделал. Приехали муж с женой. У чифа. Приглашают в гости кого-нибудь. Я согласился и мы отправились с моей группой (+ два матроса, слабо-слабо в английском).

Джим и Вол. Он работает в фирме по экспорту мороженного мяса. Она – домохозяйка. Женились 2 года назад. У него двое детей от первого брака, у нее - тоже. Парень уже работает, девчёнка еще учится. Машина – для того, чтобы ездить. Разбросано внутри все.


Фото: А.Сычёв

Погода не удалась. Постоянные дожди, ветер. Обычная для этого времени года. Но, когда проглядывает солнце, то красиво. Холмы покрыты кустарниками с желтыми мелкими многочисленными цветочками и огромными острыми шипами. От Блаффа до Инверкаргилла 30 км по шоссе. Городок небольшой, около 35 тысяч. А Блафф, так и вообще – поселок. Одна главная улица вдоль побережья и домики, взбирающиеся по склону на холм. Прямо напротив судна в ста метрах пивной кабачок, направо – еще один. На этой же улице небольшой книжный магазин, продуктовый самообслуживания, магазин сувениров. Вот, пожалуй, и все.

Мы едем. Идет дождь. В городе покружили по центру и к ним домой. Программа рассчитана до следующего утра, но мы (вернее, «все-я», т.к….) отказываемся, т.к. заняты. Дом: веранда, бытовка, где стирают, кухня, коридор (довольно обширный), гостиная, еще одна, где собираются дети, спальня, две детские комнаты. Чуть ли не в каждой комнате по ТВ, стойка, видик, магнитофоны, все в паласах и т.п. Но все разбросано. Люди живут, чтобы жить. На быт – не первое внимание. Чувствовалось, что встали утром, прочитали в газете, что в Блаффе русские, которых видеть никогда не видели – и поехали, чтобы пообщаться. Даже обед, впоследствии, готовили на скорую руки. В доме холодно. Растопили камин и в этой комнате, впоследствии, все и сидели. Разговор обо всем на свете. Страну нашу ну совсем не знают. Москва – и все. Сибирь. Ни истории, ничего. Девченка в классе проходит сталинские репрессии. Смутно. На этом всё и останавливается.

Хорошо понимаю его. С Вол сложнее. Она, как женщина, говорит быстро. Часа через 4-5 в голове от обилия иностранного языка начинает несколько мутиться, т.к. ведь еще надо переводить ребятам, чтобы они уж совсем не чувствовали себя оторванными от общей беседы и только улыбались. Языковый барьер, конечно, здорово усложняет общение, но чувство дружелюбия и хорошее настроение все скрашивали. Хозяйка очень быстро сделала вкусные тосты, открыли вино, достали пиво (пожалуй, здесь самое вкусное пиво, которое я где –либо и когда-либо пил в мире. Ячменное, очень мягкое и вкусное).

Потом поехали в парк. Ему уже 130 лет. Совершенно неожиданно: обилие цветущих кустов и цветов. Тюльпаны разнообразные, даже наши «Анютины глазки». Вот только розы еще в коробочках. Вольеры с животными. Островная птица киви. Какаду, пытающееся разговаривать. Во всяком случае, на приветствие: «Хэллоу»,- отвечает тем же. Кенгуру. И т.п. Огромные красивые деревья.

Прогулявшись, поехали в клуб к Джиму. Уж больно ему хотелось, чтобы нас там увидели его товарищи. Я так понял. Буквально, пропустить по рюмочке. Клуб армейский. Т.е. бывшие служивые. Он служил в Малайзии и Сингапуре. Лет 25 назад. Мои ребята балдеют, так все интересно. Потом снова к ним домой. Ужинать. Здесь-то и познакомились с её детьми. Стеснительные. Парень постарался сразу после ужина смыться в спортклуб, а девчёнка – в свою комнату. На ужин просто, но обильно. Немного супчика, потом на огромной тарелке разнообразные вареные овощи и гуляш, потом традиционный английский пирог с яблоками и взбитыми сливками. Чашечка кофе с ромом и сигара. Я еле встал из-за стола. Отказываться не удобно. Вот уже и на судно пора. На память они подарили пивную кружку, а я им виды Петродворца и Волгограда.

Подкатили прямо к трапу. Прощания, зная, что никогда больше. Хорошо, что никто, кроме вахтенного, не видел. Ведь все это НЕЛЬЗЯ. Потом объясняться бы пришлось. Особенно с сероглазым. О, Господи! А так – тишина. Чиф-то тоже никому ничего не сказал. В увольнении и в увольнении.

Только это я решил расслабиться после всего навалившегося, как звонок от первого. Пришли местные коммунисты. Просит помочь. Прихожу к нему. Шесть человек. Это в 21 час вечера. Притащили ящик пива (правда, с начало-то без всего, скромно, но потом их главный пошептался со мной, можно ли, вообще-то, у нас, на что я ему ответил, что можно, т.к. мне к тому моменту было все равно). Он быстренько сгонял. В конце октября двое (видно, в этом районе они основные) едут в составе новозеландской делегации в Москву на две недели по приглашению нашей партии. Опять настолько вольный разговор, с темы на тему. К полуночи начал отключаться. Они это заметили. Стали собираться, а когда узнали, что я не спал уже почти двое суток, то просто были потрясены.

На следующее утро, отоспавшись до 9-ти часов, съездил с мастером снова в Инверкаргилл, вернулся, и прошелся прогуляться с двумя ребятами из машины по поселку-то хоть, т.к. все говорили, что довольно красиво. И погода стояла в этот день хоть и ветреная, но солнечная. Купил две книжечки почитать, потом в продуктовом, для пробы, кофе и чай. А потом моим спутникам очень захотелось поиграть в бильярд, поэтому мы зашли в бар, где он был. Огромный ТВ. Пускай, думаю, играют, а я посижу. Но бильярд оказался занят. А вот «однорукий бандит» свободен. Это игральный автомат. Опускаешь 20-ти центовую монетку и отдаешься на волю случая. Там какая-то хитрая карточная игра. 6 дисков крутятся, поочередно останавливаются и, в зависимости от набора выпавших карт начисляются очки, а потом должны выпасть денежки. Но это довольно редко. Вот мы к нему подошли. Масса кнопок. На что нажимать? Никто до этого никогда не играл. Попробовали опустить, что-то засветилось, нажали, диски завращались, потом остановились. И ничего. Еще раз – снова пусто. Разменяли доллар. Опустили денежку. Завращалось. Смотрю, две карты совпали и зажглась кнопка «Collect». Собирай, мол. Нажимаю. На табло выскакивает сумма очков и начинают сыпаться монетки. Да, правила мы так и не поняли, но высыпалось 150 штук, чем мы сорвали аплодисменты всех присутствующих. Видно, подобное здесь происходит не так уж и часто. Обменяли их нам на 30 бумажных долларов и ребята подналегли на «Смирновскую», а я, напрочь отказавшись, на орешки.


Фото: Д.Суслов

Потом сходили к столбу с указателями. Местная достопримечательность. Вот и все. Пора собираться в дорогу.

С Сергеем <Самойленко> почти не виделись всю стоянку. Когда я стоял на вахте – он гулял. Причем, подпил здорово, устроил сольный концерт на фоно в одном из кабачков.

 

Снова в океане. Пока не качает, что несказанно радует.

Вчера отмечали 25-ти летие Службы. И день Конституции заодно. В спортзале столы, ансамбль, дискотека, кино и т.п. Скукотища. Без газа народ не тот. А я вообще не люблю подобные мероприятия. Поэтому, поев мороженное, смылся спать.

Из всего самое хорошее, что уже 8-е октября. Достаточно незаметно прошли эти дни нового месяца, чему я несказанно рад. И совсем плохо внутри: без писем, без тебя, в полной дальнейшей неопределенности.

Сероглазый запретил письма передать с больным. А он в Ленинграде был уже 6-го вечером. Через Окленд, Сидней, Токио и Москву. Всё не так, как надо.

Добиваюсь тлф. Пока не поговорю, каждый день буду пробовать.»

 

P.S.

1. А еще помню, что очень удивились, когда несколько раз во время прогулки по Блаффу наткнулись на пустую молочную посуду, выставленную на улице перед калиточками или дорожками от входных дверей домов. Пустые банки или бутылки прижимали к мостовой бумажные деньги и мелочь. И никого…

2. Тишина и незатейливое дружелюбие людей остались в памяти на долгие годы.

3. В универсаме продавали арбузы, порезанные половинками или четвертями и затянутые пищевой пленкой. Как-то для нас это было необычно.

4. В клубе, куда нас приводил Джим, нас попросили оставить запись в книге почетных гостей. Что-то там написали, типа «Мир-дружба»…

5. В 1988 года прошла Летняя Олимпиада. По числу медалей, завоеванных на ней в пересчете на душу населения страны, Новая Зеландия, по-моему, далеко опередила всех. Помню, они очень этим гордились.

6. А Джим тогда собирался через несколько лет поехать в Европу на чемпионат мира по регби…

 

Всем здоровья и удачи.


Страница 1 | Страница 2 | Страница 3

 

Из откликов на форуме:

 

А.Сычёв:

"Вот и я что-то вспомнил...

Линия перемены дат удачно для нас, экспедиции, пересекалась. Первый раз в будний день перескочили через сутки и, таким образом, рабочая неделя оказалась короче.

А второй раз выходной день наутро повторился. Заход в Блафф был, конечно, необычным. Необычности начались ещё на подходе к острову, вдруг открылась красивая картина - зелёные луга и на них стада овец. Потом удивили швартовщики на причале, они оказались женщинами. Опять же обилие репортёров, камеры на борту нашего КГД.

Андрею, конечно, повезло больше, он поездил по острову, побывал в гостях. Но и мы кое-где побывали и что-то видели. Первым делом, конечно, заглянули в таверну, что была в сотне метров от нашего трапа. Там я впервые за все свои рейсы увидел пьяного иностранца, да и то он вполне держался на ногах, только приставал к нам с разговорами. А как разговаривать, если у нас с английским очень плохо. Но кое-как пообщались. Его очень удивило то, что у нас на судне не продаётся пиво. В таверне пиво лилось рекой, посетители, в основном, играли в дартс, что для нас тоже было в диковинку.

В посёлке удивило почти полное отсутствие людей на улице. Только мы и дефилировали там тройками-четвёрками. Изредка проедет машина до единственного супермаркета. Мне очень понравились домики, все красивые, разные и у каждого стоит машина, а то и две.

Посетили местный супермаркет, магазинчик сувениров, поднялись в гору и очутились в лесу. Лес оказался непроходимым, только узенькая просека с вымощенной досками тропинкой для туристов. Встретили в посёлке одну туристку, она оказалась американкой. Мягко говоря, удивилась, узнав, что мы из USSR. Она впервые видела русских. По глазам было видно, что до этого представляла себе нас как-то по-другому.

Сходили на берег океана к местной достопримечательности - столбу с указателями расстояний до крупнейших городов мира. До Москвы было очень далеко.

По приходу на судно нас ожидали местные теленовости с обязательным роликом про нас.

Заход получился тихим, спокойным, без беготни по магазинам, каким-то душевным. Мы с удовольствием погуляли по земле, погода тоже была вполне комфортной."