Аполлон-11. Олдрин готовит сейсмический эксперимент. 20.07.1969

Полина ТАРБАЕВА
" Поморская столица" №8 2008 г., стр.46-53
Фотооригиналы NASA: apolloarchive.com (vpro24)

Чарльз Конрад: "Я провел полжизни в самолете с круговым обзором, и мне хотелось того же в лунной кабине. Я настаивал, чтобы сделали минимум четыре иллюминатора, но инженеры не соглашались: сильно грело солнце, и требовалась достаточная энергия для охлаждения. Да и рамы иллюминаторов были чересчур тяжелыми. Пришлось довольствоваться двумя окнами. Сообща мы решили, что кресла в лунной кабине не нужны, вполне можно управлять ею стоя... Лунная кабина внешне получилась довольно уродливой. Мы ее между собой часто называли клопом".

Лунные легенды: "Джон Янг был капитаном I ранга, Томас Маттингли - капитан-лейтенант, Чарльз Дьюк - подполковник. Перед стартом один геолог, намекая на столь милитаризированный экипаж, заметил Янгу: "Ты не мог бы вытоптать на лунной пыли слова: "Долой армию"?". Янг на это ответил: "Я вытопчу любые слова, какие вы хотите, кроме "Помогите!"

Фрэнк Борман: "Когда мы вышли на лунную траекторию, где никто никогда не летал, во мне что-то изменилось психологически... Вид Земли потряс меня! Трудно было поверить, что на этой малютке столько проблем, что там голод, войны, яростная схватка национальных интересов. Я почувствовал, что все мы - лишь часть земли, воздуха, воды, облаков..."


Аполлон-11. Лунный модуль Eagle
после расстыковки. 20.07.1969

Нейл Армстронг: "Солнце поднималось над горизонтом. Было светло, как в безоблачный день на Земле. Тени были густыми, но не черными. Солнечный свет отражался от склонов кратеров, и видимость установилась хорошая. На черном небе ни звезд, ни планет, за исключением Земли, не было видно. Земля казалась очень яркой. Преобладали два цвета: синий - океанов и белый - облаков. Однако легко было различить и серо-коричневый цвет континентов. Хотя Земля показалась маленькой, все же это было весьма красочное зрелище".

Джеймс Ловелл: "На орбите Луны мы вели себя, как туристы в автобусе. Все время слышались возгласы: "Ой, смотри!.. Ой, смотри, что здесь!..". Это черно-белый мир, в котором нет никаких цветов. Цвета в космосе есть только на Земле. Земля - самое красивое, что мы можем там увидеть. Люди на Земле даже не сознают, что у них есть..."

Фрэнк Боцман: "Самое удивительное, что я видел во время полета и во время всей своей жизни, это - Луна. Я чувствовал, что мы попали в мир научной фантастики, в мир невероятных освещений и мрачной красоты".

Фрэнк Борман: "Кинопленка неверно передает цвет поверхности Луны. Луна серая. Все оттенки серого, от белого до черного. Это суровая безжизненная пустыня".

Эдвин Олдрин: "Я знал, что Большой брат находится в четверти миллиона миль, но понимал, что каждое наше слово слышит огромное количество ушей. Такой парадокс: мы вдвоем были дальше от людей, чем кто-либо в истории - и в то же время никогда еще два человека не были объектом такого внимания".


Аполлон-11. Олдрин спускается
из лунного модуля. 20.07.1969

Нейл Армстронг: "Если одна из ног "Орла" попадет на большой камень, кабина может перевернуться или встать так криво, что взлететь с Луны не удастся. Допустимый наклон кабины - 30 градусов".

Джон Суиджерт: "Если бы нас заставили делать такое во время подготовки к полету, мы бы сказали: "Вы с ума сошли!".

Лунные легенды: "Алло, Хьюстон! Говорит база Море Спокойствия. "Орёл" сел".
"Вы заставили нас всех позеленеть от волнения! Теперь мы перевели дух. Тут у всех улыбки на лицах..."
" На Луне тоже две улыбки ", - перебил Армстронг.
"Не забудьте еще одну в космосе", - добавил Майкл Коллинз с лунной орбиты.

Алан Шепард: "Долгим был путь, но наконец мы здесь. У нас на базе Фра-Мауро прекрасный солнечный день!"

Нейл Армстронг: "Когда я стоял в Море Спокойствия, глядя вверх на Землю, эта маленькая хрупкая планета казалась мне особо значительной. Благодаря телевидению и фотографии люди всей Земли разглядели нашу озабоченность безопасностью нашей планеты".

Эдвин Олдрин: "Я тщетно стараюсь подобрать слова, чтобы описать впечатления от Луны. Ощущения от нахождения там отличаются от всех тех, что я когда-либо испытывал. Сюрреалистично - вот, пожалуй, самое подходящее слово. Когда мы приземлились, я посмотрел в иллюминатор лунного модуля: вокруг - черный бархат неба, солнца совсем не видно. Как только приглушили двигатель, тишина опустилась на нас. Это я и называю - сюрреалистично".


Аполлон-11.
След ботинка Олдрина. 20.07.1969

Нейл Армстронг: "Луна окутана какой-то застывшей красотой. Той, что встречается в холмистых пустынях Соединенных Штатов. Но она - другая".

Харрисон Шмитт: "Эти холмы напоминают сморщенное лицо старика, иначе я затрудняюсь объяснить их вид".

Эдвин Олдрин: "На Луне очень мало звуков. Единственный звук - шум кислородного насоса в скафандре. В маске не слышно тяжелого дыхания - это выдумки Голливуда. В космосе важно оставаться спокойным и не напрягаться сверх меры. Только так ты никогда не запыхаешься".

Юджин Сернан: "Одна шестая тяготения - это настоящий подарок, если знать, как им пользоваться".

Эдвин Олдрин: "Луна представляет собой весьма удобное и очень приятное место для работы. Она обладает многими преимуществами невесомости в том смысле, что на движение там требуется минимальная затрата сил. При ее тяготении в одну шестую земного тяготения получаешь вполне определенное ощущение, что находишься "где-то" и обладаешь постоянным, хотя порой и ошибочным, чувством напряженной силы".

Алан Шепард: "Лунный поход - как бег против часовой стрелки".

Эдвин Олдрин: "Я попробовал совершить движение, называемое "прыжок кенгуру", и обнаружил, что для изменения направления необходимо всего несколько шагов. Здесь помогает сильная инерция. Выяснилось, что для передвижения лучше пользоваться не простыми беговыми движениями, а галопом. Раз-два, раз-два - пара шагов с быстрой сменой ног - прыжок".


Аполлон-11. Лунный модуль
приближается к орбитальному.
21.07.1969

Эдвин Олдрин: "Оказывается, в лунных условиях не так-то легко определить свое положение в пространстве. Иными словами, сложно понять, когда ты наклоняешься вперед, а когда - назад и насколько сильно. Это, а также поле зрения, ограниченное шлемами, приводило к тому, что предметы на местности, казалось, меняли свою кривизну в зависимости от того, откуда на них смотришь и как стоишь... На Луне сложно контролировать равновесие. Слегка наклонившись вперед или назад, можно запросто упасть. Но, приседая, легко держать себя в устойчивом положении. В общем-то, к передвижению на лунной поверхности легко адаптироваться. Пониженная гравитация значительно облегчает ходьбу".

Уильям Андерс: "Обратная сторона Луны выглядит, как поле сражений: яма на яме, кратер на кратере. Я ожидал увидеть горы, хребты, пики, их было очень мало, а может, и совсем не было. Луна выглядела, как грязный пляж. Это не очень поэтично, но это так. Она похожа на песок прибрежной волейбольной площадки..."

Нейл Армстронг: "Лунная поверхность устелена мелкими пылеватыми частицами. Я спокойно поднимал их кончиком ботинка. На обуви она оседала тонким слоем, напоминающим угольную пыль. Позади меня оставались четкие следы, несмотря на то что ступал я совсем неглубоко".

Эдвин Олдрин: "Находясь на лунной поверхности, мы, естественно, не ощущали никаких запахов. А вернувшись в кабину и сняв шлемы, почувствовали "аромат" лунного грунта, едкий, как запах пороха. В кабину мы занесли много лунной пыли на скафандрах и башмаках".

Юджин Сернан: "Луноход совсем забило пылью, колеса заедало. Пыль была, словно наждак: у меня от нее начали протираться перчатки, слой резины на ручке геологического молотка стерся совсем, обнажив металл".

Джон Янг: "Луна - это не самое чистое место, которое мне приходилось видеть в своей жизни".

Юджин Сернан: "С каждым днем солнце поднималось все выше, и когда мы совершали нашу третью прогулку по Луне, наши фигуры уже почти не отбрасывали тени. Солнце уже не било в глаза, и я даже поднял козырек светофильтра, чтобы лучше рассмотреть образец грунта..."

Чарльз Дьюк: "Если и этот образец окажется не кристаллическим, я немедленно покончу жизнь самоубийством, разгерметизировав скафандр!".

Дэвид Скотт: "Скажите всем геологам, которые собрались в задней комнате, чтобы приготовились. У нас здесь будет для них кое-что существенное".

Дэвид Скотт: "Это просто золотая жила! Вокруг лежат россыпи очень интересных камней разного цвета, среди которых мы нашли блестящий кристалл анортозита - минерала, подтверждающего древнее происхождение окружающих пород".

Харрисон Шмитт: "Если существует рай для геолога, то я попал в этот рай!"

Майкл Коллинз: "По некоторым подсчетам, стоимость одного килограмма лунного грунта, добытого в нашей экспедиции, составляла 18 миллионов долларов за килограмм или 3600 долларов за карат, что вполне позволяет причислить эти камни к самым дорогим драгоценным камням".

Эдвин Олдрин: "Луна - это замечательно. Но нам стоит задуматься о Марсе. Именно его необходимо исследовать, заселять. До сих пор мы не научились мыслить широко!"

Лунные легенды: Когда Нейл Армстронг и Эдвин Олдрин работали на Луне, вокруг Луны, поджидая их возвращения, летал третий член экипажа "Аполлон-11" Майкл Коллинз.

Он жаловался тогда Центру управления в Хьюстоне: "Я нахожусь ближе всего к ним, но я не вижу, что там сейчас происходит...".

Его утешали: "Не расстраивайся, Майкл, русские и китайцы тоже этого не видят".


Аполлон-12.
Кратер Copernicus-Rheinhold

Майкл Коллинз: "В историю войдут Армстронг и Олдрин, а я буду похож на того человека, который вторым, после Линдберга, перелетел через Атлантику.

У меня было относительно много времени, чтобы поразмыслить обо всем понемногу. Я думал, конечно, о семье, но, кроме того, размышлял о Земле и о том, как прекрасно на ней жить и какой величественной она выглядит из космоса. Как приятно, думал я, увидеть ее голубую воду вместо безжизненного пустынного мира, вокруг которого ты вращаешься. Понимаете, есть планеты и Планеты. Пока я видел только две из них, но сравнивать их совершенно невозможно. Луна - удивительная планета, и для геолога она - настоящее сокровище. Но Землю я не променяю ни на что на свете...

Для меня самым приятным было видеть, как "Орёл" поднимается с Луны. Это привело меня в сильное возбуждение, так как впервые стало ясно, что мои товарищи справились с задачей. Они сели на Луну и снова взлетели. То был прекрасный лунный день, если только можно говорить о лунных днях.

Луна не казалась зловещей и мрачной, как она иногда выглядит, если освещена Солнцем под очень острым углом. Радостно было видеть лунную кабину, которая становилась все больше и больше, сверкала все ярче и ярче и приближалась к точно заданному месту".

Джеймс Ловелл: "Хьюстон! У нас, кажется, неприятности". (О взрыве кислородного бака на "Apollo-13").

Джон Суиджерт: "Тока больше нет. Все выключилось..."


Аполлон-17. Шмитт у вездехода.
13.12.1972

Фред Хейс:" Мы летели, по существу, в мертвом, темном, холодном корабле, в сотнях тысяч километров от Земли. Пульты освещали карманными фонариками. Температура в командном модуле упала почти до нуля. По стене сочилась сконденсировавшаяся влага. В лунной кабине втроем было тесно, и я спал в "коридоре". Ловелл, опытнейший летчик и астронавт, за пять дней такого полета потерял шесть килограммов. Мы устали так, что уже путали простые команды. Перед приводнением впервые в истории космических полетов экипажу было велено принять лексидрин - возбуждающие пилюли".

Джон Янг: "За десять лет я не выпил столько сока, сколько за дни полета. До конца жизни не возьму в рот ни капли апельсинового сока".

Юджин Сернан: "Из всех картин космоса самая радостная картина-это купола парашютов над твоим кораблем".

Майкл Коллинз: "Хотел бы я повторить свой полет? Ни за что! Это слишком большое напряжение, от которого не уйдешь и десять лет спустя. Путь на Луну был хрупкой цепочкой сложных манипуляций. И не дает покоя вопрос: зачем все это? Для оставшихся на Земле происходящее - лишь развлекательное шоу, не более. А ты рискуешь главным - своей жизнью..."

Алан Бин: "Едва я закрываю глаза, как на меня наваливается страх. Мучают леденящие душу видения - извращенные, перевернутые картины нашего полета в космос. Странные предметы, светящиеся объекты, непонятные образы возникали в моем лихорадочно работающем мозгу, сливаясь в пугающий калейдоскоп. И тогда я решил: взял кисти и попытался придать форму моим ночным видениям. Мне понадобилось семь лет, чтобы стать космонавтом, и тридцать, чтобы прийти в себя. Сейчас живопись - мое спасение..."

Эдвин Олдрин: "Я побывал на Луне. Что мне делать дальше?.. Без цели я был как пинг-понговый шарик, который скачет по прихоти и воле других. Я глубоко переживал то, что поэты называют "меланхолией вещей совершенных"...

Нас преподносили как идеальных, настоящих американцев. Против настоящих не возражаю. Но идеальные... У нас, как у всех, были свои проблемы. Давила необходимость выделиться. Давили передряги внутренней политики и соперничества. Вражда в космической программе была точно такой же, как и везде... Мы стали какими-то рекламными персонажами, парнями, которые должны посещать те или иные собрания и банкеты. Мы стали людьми, рекламирующими космическую программу, мы перестали быть космонавтами в техническом смысле слова, когда закончился последний карантин".



Карта мест посадки
  • "Аполлон" (Apollo) - серия американских трехместных космических кораблей для доставки астронавтов на Луну, а также программа космических полетов на планету-спутник Земли. Космический корабль включал в себя три модуля: командный (СМ), служебный (SM) и лунный (LM).
  • Космический корабль "Ароllo-11" впервые доставил людей на поверхность Луны 20 июля 1969 года.
  • Астронавт Нейл Армстронг - первый человек, ступивший на Луну. Астронавт Эдвин Олдрин - второй. На Луне побывали всего 12 человек, входивших в состав шести экспедиций
  • Общее время пребывания людей на Луне составило 333 часа 4 минуты. Суммарное время выходов на лунную поверхность - 80 часов 33 минуты.
  • Масса доставленного на Землю лунного грунта - 381 килограмм.
  • Максимальное расстояние, на котором один астронавт находился от другого - 3596,4 километра. (Пилот командного модуля "Ароllo-15" Альфред Уорден попал в Книгу рекордов Гиннесса как "самый "одинокий" человек").
  • Последняя высадка людей на Луну состоялась на космическом корабле "Ароllo-17" в декабре 1972 года. Больше планету не тревожили вторжениями извне... Впрочем, Китай планирует к 2030 году основание на Луне обитаемого поселения и масштабное освоение планеты...

Воспоминания об "Аполлоне 11" >>