Военно-космические силы Российской Федерации

Пигарев Ростислав Владимирович
(Международный объединённый биографический центр - biograph.ru)

История Военно-космических сил России неразрывно связана с созданием ракетно-космической техники и насчитывает без малого полвека. В ней, как в капле воды, отражены гений конструкторской и инженерной мысли, высокие традиции Вооруженных сил, нелегкие перипетии, а нередко драматические события переломного времени, которое переживает великая страна на гребне эпох.

Отечественная ракетная техника берет начало с XVII века, когда в 1680 году Петр I организовал первое в мире государственное предприятие по производству ракет - Московское ракетное заведение, после чего фейерверочное искусство в России достигло поразительного размаха. Русские боевые ракеты XIX века К.И. Константинова и других изобретателей были вершиной европейской ракетной техники своего времени. Их развитие в 20-30-е годы ХХ века привело к созданию в СССР знаменитых "катюш", сыгравших существенную роль в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Важнейшей частью научно-технической основы развития отечественной ракетно-космической техники (РКТ) явились выполненные в начале ХХ века К.Э. Циолковским теоретические работы в области реактивного движения и космонавтики.

Далее представлены фрагменты истории развития РКТ, без учета которых адекватно представить суть событий, происходящих собственно в Военно-космических силах, невозможно.

Сентябрь 1931 года – создание в Москве Группы изучения реактивного движения (ГИРД). Первыми членами ГИРД стали Ф.А. Цандер, С.П. Королёв, В.П. Ветчинкин, Ю.А. Победоносцев, М.К. Тихонравов, Н.К. Федоренков, Б.И. Черановский, И.П. Фортиков. Первым конкретным делом, сплотившим гирдовцев, стала работа по созданию самолёта с жидкостным ракетным двигателем (ЖРД).

Конец 1930-х годов – ракеты начинают применяться для практических целей, сначала в боях на реке Халхин-Гол, а позже - в Финляндии. В начале 1941 года начинается подготовка серийного производства боевых машин БМ-13-16 - многозарядных пусковых установок ("катюш") с ракетными снарядами М-13.

По завершении Великой Отечественной войны советские специалисты по крохам воспроизводят всю документацию и конструкцию трофейной ракеты "Фау-2", собирают более десятка этих ракет и проводят в 1947 году их летные испытания на специально созданном полигоне Капустин Яр.

Май 1946 года - принято постановление правительства о создании в стране современной ракетостроительной промышленности. Предусматривалось сформировать вновь или перевести на работы в области ракетной техники широкий круг научных учреждений, машиностроительных предприятий страны. Главным конструктором РКТ был назначен С.П. Королев - начальник отдела ракет дальнего действия НИИ-88, пионер практического ракетостроения. Конструкторские коллективы смежных предприятий возглавили специалисты, получившие опыт при изучении ракетной техники в Германии, в их числе - В.П. Глушко, Н.А. Пилюгин, М.С. Рязанский, В.И. Кузнецов, В.П. Бармин, А.М. Исаев.

Осень 1947 года - проведение летных испытаний 11 ракет А-4, собранных в основном из трофейных и частично вновь изготовленных деталей. Через год в НИИ-88 по вновь разработанной документации из отечественных материалов изготовлены аналогичные ракеты Р-1.

Первая баллистическая ракета Р-1 сдана на вооружение Советской Армии в ноябре 1950 года, а месяцем раньше успешно начаты летно-конструкторские испытания ракеты Р-2.

Январь 1955 года - на Государственном центральном полигоне в Капустином Яре начинаются летные испытания первой стратегической ракеты Р-5М на низкокипящих компонентах топлива, разработанной в КБ С.П. Королева. В 1956 году на этой ракете проводится летная проверка отдельных систем перспективной межконтинентальной ракеты пакетной схемы Р-7.

Май 1957 года - на полигоне в Капустином Яре осуществлен первый успешный пуск стратегической ракеты Р-12 на высококипящих компонентах топлива, разработанной в ОКБ-586 (Днепропетровск) под руководством главного конструктора М.К. Янгеля.

Июль 1956 года - ОКБ-1 представлен эскизный проект искусственного спутника Земли (ИСЗ), в сентябре 1956 года постановлением правительства для разработки спутника и всех наземных средств определена кооперация НИИ и КБ. В Министерстве обороны к этим работам привлечены 4 НИИ по баллистическому обеспечению, эскизному проектированию и созданию командно-измерительного комплекса, обоснованию возможных направлений применения ИСЗ для решения оборонных задач, а 5 НИИП - по подготовке спутника и ракеты-носителя к запуску и проведению запуска.

Август 1957 года - удачный запуск ракеты Р-7. Страна получила средство доставки боезаряда до территории вероятного противника, который уже имел такую возможность, используя военные базы, созданные вокруг границ СССР.

4 октября 1957 года рев реактивных двигателей известил мир о запуске первого спутника в космос. 3 ноября, в канун 40-й годовщины Октябрьской революции, был осуществлен запуск второго искусственного спутника Земли. В отличие от первенца, существовавшего на протяжении 92 суток, второй спутник имел более высокую орбиту и существовал 160 суток.

15 мая 1958 года запущен третий советский искусственный спутник, оснащенный научной аппаратурой. С его помощью выполнена широкая программа исследований околоземного космического пространства. Спутник просуществовал 691 день.

1959 год стал годом изучения естественного спутника Земли. К Луне последовательно отправилось три космических аппарата, которым удалось не только сфотографировать ее обратную сторону, но и оставить свой след на ее поверхности.

С целью расширения научных исследований космоса в 1961 году началась разработка ракетно-космического комплекса, средств измерения и управления для запусков исследовательских спутников. В 1960-61 годах для этих целей в 0КБ-586 (затем КБ "Южное") под руководством генерального конструктора М.К. Янгеля на базе баллистической ракеты Р-12 после дооснащения ее второй ступенью создана ракета-носитель (РН), которая по названию спутника, выведенного на орбиту в марте 1962 года, получила свое имя - "Космос".

Февраль 1961 года - первый космический странник отправился к Венере, в ноябре следующего года – к Марсу.

Апрель 1961 года - в космос запущен космический корабль "Восток", пилотируемый первым космонавтом планеты Ю.А. Гагариным.

Первым отечественным космическим комплексом сугубо военного назначения стал комплекс фотонаблюдения и картографирования "Зенит-2", летные испытания которого начались в 1961 году. Через три года он, а еще через год и его усовершенствованный вариант "Зенит-4", оснащенный более длиннофокусным фотоаппаратом, приняты на вооружение. Эти космические аппараты (КА) позволили существенно пополнить информацию, необходимую Генеральному штабу Вооруженных Сил для выявления и изучения стратегических объектов на зарубежных территориях, а также составления топографических карт и планов.

Работы по созданию космических комплексов спутниковой связи первого поколения начаты в ОКБ-1. Летные испытания радиолинии с КА "Молния-1" между Москвой и Владивостоком, проведенные в 1965-67 годах подтвердили правильность заложенных технических решений. Комплекс принят в эксплуатацию в 1968 году.

В соответствии с решением правительства в июне 1961 года начата разработка экспериментальной метеорологической космической системы "Метеор", которая принята в эксплуатацию в 1969 году.

1965 год - в ОКБ-586 приступили к разработке ракеты-носителя с высокой степенью готовности к пуску для разрабатывавшихся по заказу ВМФ и войск ПВО космических комплексов наблюдения на океанских театрах военных действий (ТВД) и комплекса противокосмической обороны. Разработка велась на базе баллистической ракеты Р-36. Создаваемая ракета-носитель призвана выводить на стандартную низкую круговую орбиту КА массой до 3 тонн. В дальнейшем она получила название "Циклон-2".

1962 год - в ОКБ-52 под руководством В.Н. Челомея началось создание тяжелой ракеты-носителя УР-500 ("Протон"), которая должна была обеспечивать в двухступенчатом варианте вывод на низкую круговую орбиту КА массой 12-13 тонн. Ее летные испытания датируются 1965 годом в двухступенчатом варианте с КА "Протон" массой 12,2 тонны. Летные испытания трёхступенчатой ракеты-носителя УР-500К ("Протон-К") для выведения полезных грузов массой 21-22 тонны выполнены в 1967 году. Прием этой ракеты-носителя на вооружение произошел значительно позже (в 1978 году), когда была завершена отработка первой космической системы, в состав которой входил этот носитель.

1964 год - развернуты работы по созданию космической системы радиотехнического наблюдения "Целина". Летные испытания космического аппарата "Целина-0", выводимого на орбиту ракетой-носителем "Космос-3М" успешно завершены в 1970 году, и в следующем году подсистема "Целина-0" принята на вооружение.

1965-67 годы - ранее созданный экспериментальный стартовый комплекс ракеты УР-200 переоборудован для дальнейшего использования под ракету-носитель "Циклон-2". С ее помощью отработаны космические аппараты комплекса противокосмической обороны.

Ноябрь 1966 года - начата эксплуатация ракеты-носителя "Союз", созданной в ЦСКБ путем модернизации ракеты-носителя "Восход".

Март 1967 года - на основе достигнутой договоренности ученых социалистических стран принята комплексная программа совместных космических исследований — программа "Интеркосмос". В октябре 1969 года в ее рамках осуществлен первый запуск космического аппарата по программе сотрудничества. Он получил название "Интеркосмос-1".

Апрель 1967 года - введен в эксплуатацию стартовый комплекс "Радуга" с ракетой-носителем "Космос-2". С этого комплекса стали производиться запуски малых космических аппаратов, в том числе по программе "Интеркосмос".

1967-69 годы - введены в строй две пусковые установки комплекса "Восход" с ракетой-носителем "Космос-3", одновременно начались испытания модернизированной ракеты-носителя "Космос-3М". В этот же период начаты работы по созданию космических средств обнаружения пусков баллистических ракет для системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Эти средства, кроме основной задачи предупреждения о ракетном нападении, позволяли получать информацию о космической обстановке. В рамках СПРН, как одной из его информационных систем, с 1967 года приступили к созданию космической системы раннего обнаружения стартов баллистических ракет – "УС-К".

Успешное завершение испытаний и прием в 1968 году в опытную эксплуатацию космической радиолинии со спутником связи "Молния-1" подтвердили возможность создания системы спутниковой связи с использованием ИСЗ на высокоэллиптических орбитах.

Важным шагом в создании космических средств боевого обеспечения стали в конце 1960-х годов работы по созданию навигационно-связной системы "Циклон" для Военно-Морского Флота. После успешных испытаний в 1971 году система принята в опытную эксплуатацию, а в 1976 году после дополнительных летных испытаний - на вооружение как система "Циклон-М" с повышенными характеристиками.

Одним из направлений использования спутников связи, наряду с созданием первых связных линий "Молния-1" и "Циклон", стало создание систем для специальных ведомств со спутниками типа "Стрела". В 1973 и 1974 годах приняты на вооружение системы связи "Стрела-1М" и "Стрела-2М".

Важной разработкой для решения проблемной задачи геодезической привязки континентов и повышения точности топографических карт явилось создание в КБ прикладной механики геодезического комплекса "Сфера". С 1973 года он принят на вооружение.

1970 год - начало создания нового ракетного комплекса с ракетой-носителем "Циклон-3" на базе модернизируемой ракеты-носителя "Циклон-2". Особенность этого комплекса - наличие современного автоматизированного старта, позволяющего производить установку ракеты с космическим аппаратом, подготовку их и запуск из защищенного пускового устройства практически без проведения ручных операций.

1971 год - по программе долговременных орбитальных станций (ДОС) на орбиту выведена станция "Салют-1". В интересах Министерства обороны продолжены работы по созданию пилотируемых орбитальных станций "Алмаз" для ведения комплексного наблюдения с орбиты искусственного спутника Земли.

После подписания в мае 1972 года между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки Договора ОСВ-1 первостепенное значение приобрела разработка ракетно-космических комплексов фотонаблюдения типа "Янтарь". Они обладали значительно лучшими характеристиками по информативности и продолжительности срока активного существования, а также повышенной оперативностью доставки информации.

1974 год - начало разработки космической навигационной системы "Цикада". Она создавалась для обеспечения глобальной навигацией ВМФ и судов гражданских министерств и ведомств. Летные испытания системы проведены в 1976 году.

Июль 1975 года - летные испытания космического аппарата и системы "Метеор" в целом.

Июль 1975 года - совместный полет советского и американского космических кораблей "Союз" и "Аполлон". Этот исторический полет воспринят во всем мире как символ разрядки и укрепления международного сотрудничества в области космических исследований.

Как реакция на работы в США по созданию средств поражения космических объектов в СССР получила распространение идея перехвата космических аппаратов вероятного противника. Система "ИС" поставлена на боевое дежурство в 1979 году. Запуски перехватчиков для поражения учебных мишеней осуществлялись в рамках постоянной эксплуатации.

1976 год - завершается опытная отработка топографического космического аппарата "Зенит – МТ", комплекс принимается в эксплуатацию.

1979 год - закончены летные испытания и принимается в штатную эксплуатацию ракета-носитель "Циклон-2", в 1980 году на вооружение принимается РН "Циклон-3" с космическими аппаратами "Метеор" и "Целина-Д".

Июнь 1982 года - на околоземную орбиту выведен первый космический аппарат "Надежда" международной системы поиска и спасения терпящих бедствия морских и воздушных судов "Коспас-Сарсат".

Сентябрь 1983 года - в рамках программы исследования природных ресурсов Земли запущен КА "Океан-О1", с помощью которого осуществлен вывод каравана судов из ледового плена в проливе Лонга.

Май 1987 года - осуществлен первый запуск ракеты-носителя сверхтяжелого класса "Энергия" с экспериментальным КА Скиф-ДМ".

Декабрь 1987 года - завершаются летные испытания РН "Зенит", которая с особым мнением специалистов космодрома Байконур в 1988 году принимается на вооружение.

Ноябрь 1988 года - осуществлен первый и, как оказалось, последний запуск многоразовой космической системы "Энергия-Буран".

1990-95 годы - продолжались летные испытания космических аппаратов видового и оптико-электронного наблюдения "Орлец-2" и "Аракс"; космической связи "Глобус-1", "Альтаир" и "Стрела-3"; метеонаблюдения "Метеор-3", а также научного ("АУОС") и народнохозяйственного назначения ("Ресурс-Ф2"). Однако, вследствие резкого сокращения финансирования отечественных космических программ, отработка этих КА осталась незавершенной.

1995 год - закончено полное развертывание космической навигационной системы ГЛОНАСС, включающей 24 КА "Ураган", первый из которых был запущен еще в 1982 году.

По мере развития космических средств и накопления опыта их производства, испытаний и применения совершенствовалась структура космических сил.

В 1964 году создается Центральное управление космических средств Министерства обороны (ЦУКОС МО) с подчинением его Главнокомандующему Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) как заместителю Министра обороны СССР. Первым начальником этого управления назначен генерал-майор К.А. Керимов, которого в 1965 году сменил генерал-майор А.Г. Карась.


КЕРИМОВ Керим Алиевич (1917-2003)

Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, начальник Управления космических средств (1964-1965), генерал-лейтенант

Родился в ноябре 1917 года в Баку. Окончил Азербайджанский индустриальный институт (ныне Нефтяная академия) в 1939 году и Артиллерийскую академию в конце 1943 года. Проходил службу в военной приемке Главного управления гвардейских минометных частей на заводах Московского округа.

В 1946 году с группой специалистов по ракетной технике был командирован в Германию для ознакомления с немецкой ракетной техникой. Затем проходил службу в Центральном аппарате Министерства обороны, где прослужил 20 лет на различных должностях: от старшего инженера до начальника Управления космических средств. Будучи начальником заказывающего управления, был назначен председателем Государственных комиссий по летным испытаниям трех космических комплексов.

В сентябре 1960 года назначается начальником управления Главного управления ракетного вооружения (ГУРВО), а в 1964 году возглавил только что созданное Центральное управление космических средств (ЦУКОС). С 1965 года руководил Главным космическим управлением в Министерстве общего машиностроения, которое занималось созданием ракетной и космической техники.

Решением правительства в 1966 году генерала К.А. Керимова утверждается Председателем Государственной комиссии по летным испытаниям пилотируемых кораблей. Этот пост он занимал без перерыва 25 лет. В 1974 году, оставаясь председателем Государственной комиссии по пилотируемым космическим полетам, был назначен первым заместителем директора Центрального научно-исследовательского института машиностроения.

После ухода в отставку в 1991 года Керим Алиевич продолжал заниматься космическими полетами в должности консультанта Центра управления полетами.

Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР.


КАРАСЬ Андрей Григорьевич (1918-1979)

Лауреат Государственной премии СССР, начальник ЦУКОС (1965-70) и ГУКОС (1970–79), генерал-полковник

Родился в сентябре 1918 года в деревне Александровка Харьковской области. Окончил педагогический техникум в 1935 году и Одесское артиллерийское училище в 1938 году.

После окончания артиллерийского училища служил командиром взвода (1938) и командиром батареи курсантов (1941).

Участник Великой Отечественной войны: адъютант командующего артиллерией Можайской линии обороны (1941); начальник штаба дивизиона 21-й отдельной гвардейской дивизии Западного фронта (1941-42); командир дивизиона 12-го гвардейского минометного полка (1942); начальник инспекционного отдела опергруппы ГМЧ фронта (1942); командир 40-го гвардейского минометного артиллерийского полка (1942-46).

После окончания в 1951 году Академии им. Ф.Э. Дзержинского занимал должности начальника отдела штаба, заместителя и начальника штаба полигона "Капустин Яр" (1951-56); начальника штаба полигона "Байконур" (1957); научного консультанта 4 НИИ МО (1957-59); начальника Командно-измерительного комплекса (1959-65), начальника Центрального и Главного управлений космических средств (1965-79).

За годы службы в ракетно-космических частях Андрей Григорьевич внес весомый вклад в организацию будущих Военно-космических сил, формирование частей космического назначения, разработку и реализацию перспективных планов создания космического вооружения, расстановку и воспитание личного состава. Он руководил и непосредственно участвовал во всех наиболее значительных запусках космических аппаратов и пилотируемых объектов, являлся членом и председателем государственных комиссий.

Лауреат Государственной премии СССР, награжден 9 орденами и 17 медалями. В 1979 году после продолжительной болезни ушел из жизни.


Деятельность ЦУКОС характеризовалась проведением интенсивных работ по модернизации существующих и созданию перспективных ракетно-космических комплексов, предназначенных для решения оборонных, народнохозяйственных и научных задач.

Последовавшее создание космических систем разведки, связи, предупреждения о ракетном нападении, метеорологического и топогеодезического обеспечения потребовало развития организационной структуры частей космического назначения и дальнейшей централизации руководства военно-космической деятельностью.

В целях создания космических средств в интересах всех видов Вооруженных сил, народного хозяйства и науки в 1970 году ЦУКОС было усилено и преобразовано в Главное управление космических средств (ГУКОС) МО с передачей ему функций головного органа Минобороны по военно-космической тематике при сохранении подчиненности Главнокомандующему РВСН. В 1979 году ГУКОС возглавил генерал-майор А.А. Максимов, который на протяжении ряда лет был заместителем А.Г. Карася.


МАКСИМОВ Александр Александрович (1923-1990)

Начальник ГУКОС (1979-1986), начальник космических средств Министерства обороны СССР (1986-1989), генерал-полковник, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, кандидат технических наук

Родился в 1923 году в Москве. После окончания школы в 1941 году добровольно вступил в ряды Вооруженных сил.

В январе 1942 года закончил ускоренный курс Ленинградского артиллерийско-технического училища. В годы Великой Отечественной войны служил начальником полковой артмастерской противотанкового полка 26-й армии Карельского и 3-го Белорусского фронтов.

После войны в 1952 году закончил Артиллерийскую академию им. Ф.Э. Дзержинского. Служил в военном представительстве при конструкторском бюро С.П. Королева, затем в 4-ом управлении Главного артиллерийского управления. Принимал активное участие в отработке и летных испытаниях ракеты Р-7, был секретарем Государственных комиссий по запуску в космос первого ИСЗ и первого человека – Ю.А. Гагарина.

Проходя службу в аппарате заместителя командующего артиллерией, начальника реактивного вооружения Главного управления ракетного вооружения, возглавил отдел ракет-носителей, а в 1964 году – Центр по руководству разработкой и производством средств космического вооружения.

По мере расширения работ по космическим средствам и в результате создания в 1970 году Главного управления космических средств (ГУКОС) А.А. Максимов назначается заместителем, первым заместителем и в 1979 году - начальником ГУКОС. Благодаря кропотливой организаторской работе Александра Александровича в короткие сроки удалось создать боеспособный орган управления военно-космической отраслью.

Дальнейшие преобразования, как в структуре центрального аппарата, так и в подчиненных ему частях, направленные на достижение высокой степени централизации руководства, привели в 1986 году к реорганизации ГУКОС в Управление начальника космических средств Министерства обороны СССР, которое возглавил генерал А.А. Максимов.

На этой должности вплоть до своего увольнения в запас в 1989 году Александр Александрович проводил целенаправленную работу по дальнейшему совершенствованию космической деятельности, развитию и техническому оснащению системы управления войсками, разработке и практической отработке перспективных космических средств.

Герой Социалистического Труда (1984), лауреат Ленинской (1979) и Государственной (1968) премий СССР.


Благодаря целенаправленной деятельности руководства Министерства обороны и ГУКОС военно-космические части как по решаемым задачам, так и по организационной структуре приобретали все большее значение и самостоятельность. В целях комплексного использования постоянно действующих космических систем в интересах всех видов Вооруженных сил в 1982 году ГУКОС выведено из состава РВСН и подчинено непосредственно Министру обороны СССР, а в 1986 году преобразовано в Управление начальника космических средств (УНКС) МО. В 1989 году его возглавил генерал-полковник В.Л. Иванов, который служил начальником штаба сначала ГУКОС, а затем УНКС.


ИВАНОВ Владимир Леонтьевич

Доктор военных наук, профессор, лауреат премии Правительства Российской Федерации, первый командующий Военно-космическими силами России, генерал-полковник в отставке.

Родился 26 апреля 1936 года в поселке Каменка-Днепровская Запорожской области. Окончил Каспийское им. С. М. Кирова высшее военно-морское училище в 1958 году и был назначен в "Плесецк" на должность начальника расчёта. Проходя службу на полигоне, заочно окончил Ростовское высшее командно-инженерное училище им. М. И. Неделина. В августе 1969 года был направлен на командный факультет Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского.

После окончания её (1971 г.) назначен командиром ракетного полка, затем заместителем командира и командиром ракетной дивизии, заместителем командующего ракетной армией по боевой подготовке, заместителем начальника полигона в Плесецке. В 1979 - 84 годах –начальник полигона. В дальнейшем – начальник штаба и с 1989 начальник космических частей Министерства обороны. В 1991 окончил Военную академию Генерального штаба ВС СССР. После образования Военно-космических сил РФ в 1992 назначен командующим. Организаторскую работу по созданию и развитию рода войск сочетал с продолжением испытательной и научной работы. На протяжении ряда лет являлся председателем Государственной комиссии по приёму на вооружение новых космических комплексов и запуску космонавтов.

За свой ратный труд Владимир Леонтьевич награжден 3-я орденами и 9-ю медалями С 1996 в отставке, работает заместителем генерального директора ГКНПЦ им. М. В. Хруничева.


"Перестройка", начавшаяся в стране в эти годы сделала неизбежным проведение коренного реформирования Вооруженных сил и, в частности, создания в их структуре войсковых формирований, непосредственно отвечающих за разработку и эффективное применение космических средств.

Интересам национальной безопасности России, ее военной политики в наиболее полной мере отвечало приоритетное развитие космических систем. Наличие в структуре Вооруженных Сил Российской Федерации космической компоненты вносило существенный вклад в повышение эффективности решения их основных задач.

В феврале 1992 года в администрации Президента Российской Федерации было проведено совещание, посвященное основным направлениям космической деятельности в ближайшие годы. В его работе приняли участие представители всех заинтересованных организаций. По результатам всестороннего обсуждения сложившегося положения в отечественной космонавтике была намечена долгосрочная программа, определившая направления согласованных действий предприятий, организаций и ведомств по удержанию Россией приоритетного положения в мировом космическом сообществе.

Президент Российской Федерации, учитывая исключительную значимость космической деятельности в системе взаимоотношений между государствами СНГ, обеспечения функционирования отраслей народного хозяйства и безопасности государства, в феврале 1992 года издал Указ "О структуре управления космической деятельностью в Российской Федерации", в соответствии с которым было создано Российское космическое агентство (РКА). Его основной задачей являлась координация деятельности предприятий отрасли по выполнению федеральной космической программы. В июле 1992 года Указом Президента было объявлено о создании Военно-космических сил для решения задач обеспечения безопасности страны и применения военных космических систем и комплексов по их целевому назначению. Первым командующим ВКС назначен генерал-полковник В.Л. Иванов. Соглашение между государствами-участниками СНГ по стратегическим силам определило, что соединения и части Военно-космических сил должны быть включены в их состав.

Планы строительства нового рода войск предстояло осуществлять в условиях серьезных финансовых ограничений и глубокой дезинтеграции, которые коренным образом сказались на кооперации ракетно-космических предприятий, действовавших в интересах новых независимых государств. При этом Военно-космические силы должны были сыграть ключевую роль в обеспечении гарантированного доступа России в космос.

В состав ВКС вошли:

  • Управление командующего;
  • формирования войск запуска, включающие космодром Байконур, космические части и соединения полигона Плесецк;
  • формирования войск управления орбитальной группировкой, включающей части и соединения Главного испытательного центра испытаний и управления космическими средствами;
  • 50 Центральный научно-исследовательский институт;
  • Военный инженерно-космический институт имени А.Ф. Можайского;
  • арсенал хранения ракетно-космической техники.

В этом же году на основании директивных документов Генерального штаба сформированы база хранения и центральный военный госпиталь ВКС.

Для выполнения возложенных на ВКС задач было обеспечено взаимодействие с главными штабами видов Вооруженных сил, штабами родов войск и округов, главными и центральными управлениями Министерства обороны, а также с федеральными органами исполнительной власти и организациями-заказчиками научных и народнохозяйственных космических программ и программ в интересах международного сотрудничества.

Жизненно важное значение для обеспечения обороноспособности страны в тот период приобрела задача предотвращения внезапного нападения со стороны вероятного противника. Космические системы были способны наиболее эффективно осуществить глобальный и непрерывный контроль за военными приготовлениями, своевременно выявить любой факт ракетного и космического нападения и обеспечить оперативную передачу сигналов оповещения и управления войскам.

Особенность ВКС с первых дней создания состояла в том, что они не только постоянно находились в состоянии готовности к боевому применению, но и ежедневно решали боевые задачи по подготовке к пуску ракет-носителей с космическими аппаратами, управлению орбитальными группировками.

Инфраструктура, которой располагали ВКС для решения целевых задач, являлась уникальной. Она создавалась с учетом требований по оперативности, глобальности и надежности управления космическими аппаратами (КА) в мирное и военное время. Элементы космической инфраструктуры, обеспечивающие подготовку, запуск и управление КА, в основном были размещены на территории России. Хотя часть объектов дислоцирована в Казахстане, на Украине, в Беларуси и Узбекистане.

Россия в тот период не имела возможности самостоятельного проведения независимой космической политики, и это при наличии накопленного огромного космического потенциала. Главная проблема состояла в том, что Россия оказалась без полноценного космодрома. Космодром Байконур признан собственностью Республики Казахстан и мог быть использован в интересах России только на условиях аренды. Главный центр испытаний и применения космических средств, расположенный в Архангельской области и часто уже тогда называемый космодромом "Плесецк", на самом деле таковым не являлся, поскольку не имел в своем составе частей обеспечения и обслуживания. Для этих целей привлекался личный состав дислоцированного там же Государственного испытательного полигона РВСН.

Признание "Байконура" собственностью Казахстана породило массу проблем юридического характера на межгосударственном уровне, связанных, в первую очередь, с отсутствием статуса и правовой базы космодрома и города Ленинска. Они оказывали непосредственное влияние на все происходившее в этом регионе. Возникли дополнительные трудности в организации и обеспечении проведения испытаний и эксплуатации ракетно-космической техники, в поддержании инфраструктуры космодрома и города. Начался отток подготовленных офицерских кадров и представителей промышленности, значительно уменьшилось количество выпускников ВВУЗов, ежегодно прибывающих на космодром. В городе и на площадках космодрома начались серьезные перебои с продуктами, электроэнергией, водой, теплом и газом.

Пожалуй, самым сложным оказался 1992 год, когда проблемы космодрома наложились на проблемы, связанные с реорганизацией Вооружённых Сил, нестабильностью в экономике стран СНГ, резким снижением объемов финансирования космических программ, возникшей потребностью реконструкции стартовых комплексов и переноса рабочих мест подготовки космических средств на территорию России.

В это тяжелейшее для страны и космодрома время в должность начальника космодрома вступил генерал-майор А.А. Шумилин. Это назначение, а также подписание в октябре 1992 года Договора между Россией и Казахстаном, в соответствие с которым воинские части, дислоцирующиеся на космодроме Байконур, вошли в состав Вооружённых Сил России, несколько стабилизировало обстановку в офицерской среде.

С середины 1993 года началась целенаправленная работа командования космодрома и посольства РФ в Казахстане по обеспечению прав военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала воинских частей и учреждений. В первую очередь, по оформлению документов, свидетельствующих об их российском гражданстве.

Всех оставшихся на космодроме волновал вопрос о дальнейшей судьбе города и космодрома. Из нескольких предложенных способов решения проблем была выбрана аренда космодрома Российской Федерацией у Республики Казахстан сроком на 20 лет с последующей пролонгацией на 10 лет.

В соответствии с договором аренды имущество, находящееся на территории космодрома на 31 августа 1991 года, объявлялось собственностью Республики Казахстан, а имущество, ввезенное после этого срока, - собственностью Российской Федерации.

В соответствие с этим Договором Глава администрации города Ленинска назначался совместно Президентом Российской Федерации и Президентом Республики Казахстан по представлению Российской Стороны, а начальник космодрома Байконур назначался на должность и освобождался от нее Президентом России по согласованию с Президентом Казахстана.

Новым Главой администрации Ленинска решением президентов России и Казахстана в декабре 1994 года был назначен бывший начальник командно-измерительного комплекса космодрома полковник запаса Г.Д. Дмитриенко.

С момента подписания Договора финансирование жизнедеятельности Ленинска и содержание его инфраструктуры осуществлялось за счет средств государственного бюджета Российской Федерации. Республика Казахстан участвовала в финансировании городских служб с целью обеспечения социальных прав граждан Республики Казахстан, предусмотренных ее законодательством. Объемы финансирования определялись Сторонами ежегодно. Расходование средств осуществлялось городской Администрацией при участии и под контролем Российско-Казахской Межправительственной комиссии по комплексу "Байконур".

Однако недофинансирование военно-космических частей стало хроническим, и командование ВКС и руководство страны пошли на беспрецедентные меры. В соответствии с Указом Президента РФ с января 1995 года 229 частей и учреждений космодрома были выведены из численности Вооруженных сил России и в составе специального воинского контингента ВКС переведены на содержание Российского космического агентства (РКА) за счет средств, выделяемых из Федерального бюджета. Основными задачами специального контингента стали обучение расчетов промышленности эксплуатации и применению передаваемых по целевому назначению из Министерства обороны объектов, а также организация их охраны.

В соответствие с Постановлением правительства России за полгода до этого начался первый этап передачи из Министерства обороны в РКА некоторых объектов космодрома: стартовых и технических комплексов ракеты-носителя "Энергия" и корабля "Буран", стартовых и технических комплексов ракеты-носителя "Союз", а также жилой зоны площадки 113. В последующем в эксплуатацию предприятиям Российского космического агентства переданы стартовые комплексы РН "Союз" и "Протон", а также технические комплексы по подготовке КА: "Союз ТМ", "Прогресс", "Мир"; PH "Союз-Молния"; КА "Фобос", "Гранат", "Марс", "Венера" и "ИРС".

Тем самым начата реализация магистрального направления совместной деятельности двух государственных органов, ответственных за освоение космического пространства и обеспечение обороноспособности страны, которое определил первый Президент России Б.Н. Ельцин. В своем напутствии, обращенном к Генеральному директору РКА Ю.Н. Коптеву и командующему ВКС В.Л. Иванову, произнесенном на встрече в Кремле, глава государства подчеркнул: "Вы должны двигать наш космос двойной тягой".

Эта концепция стала лейтмотивом деятельности военно-космических сил на последующие годы. Тесные контакты были установлены с предприятием-пионером практической космонавтики, которое ныне именуется – РКК "Энергия" им. С.П. Королева (президент корпорации Ю.П. Семенов).

Пилотируемым программам в космических частях во все времена уделялось пристальное внимание. Для работы по ним и на космодроме запуска, и в центре управления полетами подбирались лучшие офицеры, а при разработке планов запуска космических средств и определении ракет-носителей для обеспечения конкретных пусков приоритет всегда был за пилотируемой программой. Учитывая исключительную значимость выполнения этих программ, постановлением Правительства РФ председателем Государственной комиссии был назначен командующий ВКС В.Л. Иванов. Тем самым в одних руках сконцентрирована вся полнота власти и ответственности на всех этапах цикла подготовки космических средств для запуска экипажей в космос и обеспечения их жизнедеятельности в ходе орбитального полета. И это принесло свои плоды: все пилотируемые программы выполнены успешно.

Безусловно, одной из ярчайших отечественных космических программ, в которой непосредственное участие приняли специалисты космических войск и РКК "Энергия", была программа "Энергия – Буран". Она позволила создать носитель принципиально нового класса, который был способен выводить в космическое пространство полезные нагрузки массой до 100 тонн. Не будет преувеличением сказать, что "Энергия" еще долго бы оставалась самой мощной и универсальной ракетой в мире.

Наиболее тесные отношения сложились между Военно-космическими силами и Государственным космическим научно-производственным центром (ГКНПЦ) им. М.В. Хруничева (генеральный директор А.И. Киселев).

ГКНПЦ им. М.В. Хруничева в 1993 году объединил "под одним крылом" КБ "Салют", ракетно-космический завод (РКЗ) и завод по эксплуатации ракетно-космической техники (ЗЭРКТ), тем самым, создав завершенный цикл производства перспективной космических средств от их проектирования (КБ "Салют") и изготовления (РКЗ) до организации испытаний и эксплуатации на космодромах (ЗЭРКТ). Основными направлениями деятельности Центра им. М.В. Хруничева были: модернизация самой мощной отечественной ракеты-носителя (РН) "Протон-К" с разгонным блоком "Бриз-М", создание конверсионной РН легкого класса "Рокот" на базе снимаемой с вооружения по договору СНВ-2 боевой ракеты SS-19, разработка целого семейства РН всех классов "Ангара", а также работы в области разработки и создания семейства маломассогабаритных КА на базе унифицированной платформы "Яхта".

Одновременная реализация такого количества разноплановых задач в период существенного сокращения государственного финансирования для скептиков казалась маловероятной. Для многих хорошо известных предприятий и меньшие по объему замыслы оказались не осуществимыми. ГКНПЦ им. М.В. Хруничева в полном объеме справился со всеми стоящими задачами.

Руководству Центра в апреле 1993 года удалось создать совместное предприятие (СП) "Локхид-Хруничев-Энергия" (ILS), где с российской стороны участниками выступили ГКНПЦ им. М.В. Хруничева и РКК "Энергия", а с американской – фирма "Локхид Мартин". Результатом деятельности этого СП стал выход на мировой рынок РН "Протон", что позволило ГКНПЦ им. М.В. Хруничева заключить контракты на 20 коммерческих запусков на общую сумму более 1 млрд. долларов.

Совместно с ГКНПЦ им. М.В. Хруничева боевым расчетом ВКС в апреле 1996 года с космодрома Байконур был проведен первый коммерческий запуск космического аппарата "Астра-1Ф" в интересах фирмы SES. Учитывая нетрадиционный для того времени подход к решению этой задачи, руководство подготовкой и запуском ракеты космического назначения осуществляла Межгосударственная комиссия. Ее председателем был назначен командующий ВКС, а сопредседателями – генеральный директор ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, президенты РКК "Энергия" и совместного предприятия ILS.

Не менее тесные связи у специалистов ВКС сложились с НПО прикладной механики (НПО ПМ), которое возглавлял М.Ф. Решетнев. Это предприятие в течение десятилетий было ведущим в стране по разработке и созданию навигационно-связных космических аппаратов, которые обеспечивали космической связью высшее военно-политическое руководство и предоставляли свои возможности для пользования достаточно широкого круга военных и гражданских потребителей. В то время на орбитах искусственных спутников Земли функционировали до 80 отечественных самых долгоживущих автоматических космических аппаратов.

Имидж фирмы М.Ф. Решетнева базировался не только на образцах космической техники, хорошо зарекомендовавших себя при выполнении целевых задач в различных стратегических космических зонах, но и на постоянно обновляемом научно-техническом заделе. В частности, на середину 1990-х годов пришлась коренная модернизация космических аппаратов серии "Молния" ("Молния-1Т" и "Молния-3К") и "Ураган" ("Ураган-К"), а также проведение летных испытаний КА нового поколения "Галс", Экспресс", "Луч-2", "Гонец-Д", и "Гонец-Д1".

Практически все спутники дистанционного зондирования Земли, которые эксплуатировались специалистами ВКС, были разработаны и изготовлены Государственным научно-производственным ракетно-космическим центром (ГНПРКЦ) "ЦСКБ-Прогресс", в котором в 1996 году объединились Центральное специализированное конструкторское бюро (ЦСКБ), созданное в свое время на базе филиала № 3 ОКБ-1, и Самарского завода "Прогресс". Бессменный руководитель предприятия на протяжении более 40 лет - соратник С.П. Королева – Д.И. Козлов.

В рамках опытно-конструкторской работы (ОКР) "Русь", заказанной ВКС, основные усилия специалистов предприятия были сосредоточены на повышении грузоподъемности знаменитой "королёвской семёрки", на базе которой многие годы выпускались РН типа "Союз" и "Молния". Совместными усилиями ВКС и ГНПРКЦ "ЦСКБ-Прогресс" к концу ХХ века удалось вплотную подойти к летным испытаниям этой перспективной РН среднего класса, которая в совокупности с РБ "Фрегат", разработанным в НПО им. А.С. Лавочкина, способна обеспечить выведение широкой номенклатуры космических аппаратов, запускаемых с космодромов Байконур и Плесецк.

Прекрасно понимая необходимость постоянного совершенствования летно-технических характеристик космических средств, ВКС осуществляли тесное взаимодействие со многими конструкторскими коллективами, занимающимися разработкой КА нового поколения.

Учитывая солидный научно-технический задел многих предприятий ракетно-космической отрасли, заказы стали осуществляться на конкурсной основе. Так, НПО им. А.С. Лавочкина (руководитель В.М. Ковтуненко, а затем С.М. Куликов) приступило к созданию космического аппарата детального наблюдения за поверхностью Земли - "Аракс", а КБ "Арсенал" (генеральный конструктор Б.И. Полетаев) – КА "Лиана", в котором должны были быть расширены возможности прежних КА морской разведки и целеуказаний.

Плодотворным оказалось сотрудничество ВКС и с головными разработчиками стартовых комплексов (СК), используемых для пусков всех типов ракет-носителей.

Конструкторскому бюро общего машиностроения (КБ ОМ) под руководством И.В. Бармина в тесном взаимодействии с ВКС и ГКНПЦ им. М.В. Хруничева удалось решить, по сути, историческую задачу по восстановлению на космодроме Байконур работоспособности СК для РН "Протон" в условиях практически полного отсутствия бюджетного финансирования. Успешному решению способствовала нетрадиционная схема организации ремонтно-восстановительных работ, основанная на взаимозачетах ВКС и ГКНПЦ им. М.В. Хруничева – организаций, участвующих в эксплуатации и применении СК и РН "Протон" по целевому назначению.

Конструкторскому бюро транспортного машиностроения (КБ ТМ) под руководством Г.П. Бирюкова в крайне сжатые сроки удалось создать на космодроме Плесецк новый СК для пуска конверсионной РН "Рокот" и разработать проект универсального СК для проведения пусков семейства РН "Ангара" легкого, среднего и тяжелого классов.

В условиях, когда космодром "Байконур" был объявлен собственностью Казахстана, единственным космодромом для запусков космических аппаратов с территории России и ключевым элементом в реализации планов обеспечения независимой космической политики России стал "Плесецк". Хотя, строго говоря, поначалу "Плесецк" не имел официального статуса космодрома. Его роль выполнял Главный центр испытаний и применения космических средств (ГЦИП КС), которым руководил генерал-майор А.Ф. Овчинников.

Не смотря на то, что с пусковых установок "Плесецка" уже было запущено более полутора тысяч космических аппаратов, что составило почти 2/3 всех отечественных запусков, и здесь были проведены летные испытания нескольких модификаций ракет-носителей и десятков типов космических аппаратов, называть это соединение космодромом "Плесецк" позволяли себе лишь журналисты. Первые шаги по устранению этого несоответствия были предприняты руководством космической отрасли во время посещения Плесецка первым Президентом России Б.Н. Ельциным в апреле 1992 года.

Для гарнизона, расположенного в таежном Архангельском крае, в тысяче километров от столицы, это посещение стало, безусловно, судьбоносным. Высокое руководство бывало здесь и ранее, но, как правило, в связи с трагическими либо юбилейными событиями. А рабочая поездка Президента страны именно на "космодром" была событием неординарным.

Б.Н. Ельцин посетил мемориал погибших воинов-испытателей на въезде в город Мирный. Президент ознакомился с объектами "космодрома", с его инфраструктурой, беседовал с руководством Министерства обороны и большим корпусом Генеральных и Главных конструкторов ракетно-космической техники, стал свидетелем очередного успешного пуска с "космодрома Плесецк". Наградой боевому расчету за отлично проделанную работу стали ценные подарки, врученные Президентом наиболее отличившимся (фото Ельцина и боевого расчета).

Завершая свой визит, Б.Н. Ельцин заявил о необходимости развития космической отрасли страны и наращивании возможностей Северного космодрома. Благодаря кропотливой целенаправленной деятельности командования ВКС в ноябре 1994 года был подписан Указ Президента России о создании на базе ГЦИП КС полноправного космодрома – Первого Государственного космодрома России (космодрома "Плесецк").

Группа специалистов Военно-космических сил в сжатые сроки разработала комплексный план развития космодрома Плесецк с учетом перевода с Байконура программ запуска космических аппаратов военного назначения, который утвержден в Министерстве обороны и стал, по существу, программой действий по развитию инфраструктуры будущего космодрома.

За небольшой срок (3-5 лет) в Плесецке на имеющихся площадях планировалось развернуть рабочие места подготовки КА дистанционного зондирования Земли ("Дон", "Комета", "Неман"), запускаемых ракетами-носителями "Союз"; морской разведки (УС-ПУ), запускаемых на "Циклонах-2" и навигации ("Ураган-К"), для осуществления запуска которых предстояло выбрать одну из ракет-носителей, эксплуатировавшихся в то время в Плесецке.

Не все и не всегда удавалось выполнить в срок из запланированного. Мизерное финансирование, развал кооперации основных производителей, резкое сокращение, вплоть до ликвидации, целого ряда подрядных организаций чрезвычайно тормозили реализацию задуманных проектов.

Порой казалось, что вот-вот все рассыплется в прах. В этих условиях цементирующую роль сыграло Управление командующего ВКС. Этому небольшому по меркам Вооруженных сил коллективу под руководством В.Л. Иванова удавалось ежедневно по крупицам собирать и поддерживать в боеготовом состоянии элементы наземной и орбитальной группировок войск. И не только поддерживать, но и развивать ключевые направления.

Боевые расчеты космодрома продолжали реализовать программы запусков космических аппаратов. Интенсивность запусков космических аппаратов со стартовых комплексов составляла 25-30 пусков в год (в конце 1970-х годов из Плесецка проводили до 80 пусков в год).

Серьезной проблемой стало физическое и моральное старение ракетно-космических комплексов космодрома. Первоначально рассчитанные на десять циклов применения (пусков) в течение 3-5 лет, они отработали по 30-35 лет, дав "путевку в жизнь" нескольким сотням земных посланников.

Не скрывая истинного, близкого к критическому, состояния космических средств, командование ВКС применило хорошо оправдавшую себя тактику. На каждый пуск стали приглашать ответственных руководителей Министерства обороны и ракетно-космической отрасли страны. Тем самым решалась двуединая задача – формирование у представителей федерального руководства чувства реальной ответственности за исход конкретного запуска и осознания необходимости комплексного решения проблем практической космонавтики на государственном уровне.

Объекты Военно-космических сил посетили министр обороны генерал армии П.С. Грачев, начальник Генерального штаба генерал-полковник М.П. Колесников, его заместители генерал-полковники В.М. Журбенко и А.А. Богданов, командующий войсками Ленинградского военного округа генерал-полковник С.П. Селезнев. Неоднократно на космодромах бывали: секретарь Совета безопасности Ю.М. Батурин, Генеральные и главные конструкторы ракетно-космической техники Д.И. Козлов, М.Ф. Решетнев, Г.П. Бирюков, И.В. Бармин, Л.И. Гусев, О.А. Сулимов, С.Ю. Самарский, А.М. Баклунов и многие другие. Совместными усилиями удавалось находить нетрадиционные способы поддержания техники в работоспособном состоянии и продлевать ее технический ресурс для реализации очередных космических программ и проектов.

В непростых экономических условиях Военно-космические силы активно включились в проведение конверсионных программ. В июне 1995 года в Плесецке были проведены рекогносцировочные работы по ракетно-космическому комплексу "Рокот", создаваемому на базе ракеты стратегического назначения SS-19.

Учитывая остроту проблемы по запускам космических аппаратов на геостационарную и солнечно-синхронную орбиты, обусловленную изменением статуса космодрома "Байконур" и отсутствием необходимой для решения этих задач инфраструктуры на космодроме "Плесецк", руководство Военно-космических сил еще в 1992 году выступило с инициативой о создании второго российского космодрома, расположенного на широте не большей, чем широта космодрома "Байконур".

По результатам анализа информации, полученной в результате проведенных в 1993 году рекогносцировочных работ по выбору места расположения нового космодрома по критерию "эффективность-стоимость", предпочтение было отдано району города Свободный в Амурской области.

В апреле 1994 года в соответствии с директивой Министра обороны на базе снимаемой с боевого дежурства ракетной дивизии сформирован Главный центр испытаний и применения космических средств (ГЦИП КС) Военно-космических сил. Начальником создаваемого соединения назначен бывший командир дивизии генерал-майор А.Н. Ви(?)нидиктов, который приступил к формированию наземной космической инфраструктуры.

В дальнейшем вопрос о создании нового полноценного космодрома неоднократно рассматривался в Правительстве и Государственной Думе. Широкая дискуссия по этому вопросу развернулась в средствах массовой информации и среди населения Амурской области. Итог трехлетнему периоду обсуждению этого вопроса в марте 1996 года подвел Указ Президента Российской Федерации, в соответствии с которым на базе ГЦИП КС был сформирован Второй Государственный испытательный космодром Министерства обороны РФ. Тем самым "Свободный" был узаконен в правовом отношении, и появилась возможность включить работы по развитию его инфраструктуры в Государственный оборонный заказ и Программу вооружения.

В соответствии с Планом строительства космодрома развитие его инфраструктуры задумывалось осуществлять поэтапно. На первом этапе за счет средств, выделяемых в рамках Государственного оборонного заказа, планировалось перебазировать комплекс ракеты-носителя легкого класса "Рокот" с космодрома "Байконур". На этом этапе космодром "Свободный" должен был приобрести самостоятельное оперативное значение и обеспечить запуски на орбиты различных КА массой до 1,5 т ("Стрела-3", "Строй-0", "Надежда", "Парус", "Цикада", "Гонец" и "Сигнал").

В дальнейшем планировалось разработать проектные материалы по созданию объектов космодрома второй очереди (стартовые комплексы ракет-носителей "Рокот" и "Ангара") с углубленным оперативно-стратегическим и технико-экономическим обоснованием и представить их на экспертизу в соответствии с действующим законодательством. Решение о порядке и сроках проведения полномасштабных работ по космодрому "Свободный" второго этапа предполагалось принять после экспертизы материалов, с учетом тенденций развития ситуации с космодромом "Байконур". Однако, в связи с отсутствием необходимых объемов финансирования, выполнение работ по строительству ракетно-космического комплекса (РКК) "Рокот" было приостановлено. В качестве основной в это время была поставлена задача развертывания РКК "Старт-1.2".

Первый успешный запуск с нового российского космодрома состоялся 4 марта 1997 года. Созданный в НПО прикладной механики им. М.Ф. Решетнева навигационно-связной спутник "Зея", названный в честь реки, протекающей в Амурской области, был выведен на расчетную солнечно-синхронную орбиту (фото Свободного).

В декабре того же года из "Свободного" проведен запуск первого космического аппарата дистанционного зондирования Земли иностранного производства "Ear1у Bird" (США), выполненный в рамках российско-американской коммерческой программы.

Скоропостижный распад Советского Союза серьезно усложнил процесс управления группировкой орбитальных средств. Командованию ВКС в основном удалось решить эту задачу путем грамотного и оперативного перераспределения имеющихся и вновь создаваемых сил и средств. К этому времени командно-измерительный комплекс (КИК) достиг апогея своего развития. Не помешал этому даже значительно сокращенный в предшествующие годы объем финансирования новых разработок, производства и ремонта космической техники. Причина проста: еще продолжал работать механизм, представлявший собой созданный ранее мощный научно-технический задел, накопленные запасы материальных средств, сохранившийся кадровый потенциал высококлассных специалистов на предприятиях промышленности и в космических частях.

Весомый результат получен за счет унификации основных средств управления космическими аппаратами. В начале 1992 года на отдельный КИК (ОКИК) вблизи города Красное Село установлен первый комплект стационарной малогабаритной командно-измерительной системы (КИС), унифицированный с подвижной КИС. Спустя полгода они сыграли решающую роль в удержании управления орбитальной группировки спутников связи в западных и ближневосточных точках геостационарной орбиты, взяв на себя всю тяжесть этой нагрузки.

Но наряду с этим, в силу объективных обстоятельств, более трети инфраструктуры командно-измерительного комплекса оказалось вне территории России - в Украине, Казахстане и Узбекистане. И хотя эти государства не владели орбитальными средствами, их стремление получить наземную космическую инфраструктуру с течением времени проявлялись все более отчетливо.

В некоторых государствах СНГ начали создаваться собственные вооруженные силы или воинские формирования, а на Украине кроме того был принят закон, запрещающий пребывание иностранных воинских контингентов на ее территории.

В связи с этим процесс формирования сил управления группировкой орбитальных средств сопровождался значительными трудностями, порою - драматическими событиями.

В соответствии с Беловежскими документами располагавшаяся на территориях бывших союзных республик наземная космическая инфраструктура объявлялась их собственностью, а находившаяся в космическом пространстве орбитальная группировка космических аппаратов в полном составе - собственностью России.

Для надежного управления теперь уже российской орбитальной группировкой требовался командно-измерительный комплекс в той структуре и в том составе, который существовал к началу 1992 года. Техническая и технологическая документация по управлению космическими аппаратами, изношенность большинства наземных средств требовали наличия резервов, которые могли бы быть использованы при непредвиденных обстоятельствах. В связи с этим первоначально были предприняты меры к тому, чтобы в ходе переговоров решить с органами государственного управления Украины, Казахстана и Узбекистана проблемы о порядке использования находившейся на их территориях наземной космической инфраструктуры, а затем по результатам этих договоренностей оформить и подписать соответствующие межгосударственные соглашения.

Такая позиция Военно-космических сил имела под собой основания. На территориях этих государств не было ключевых звеньев системы управления космическими аппаратами – центров управления полетами. Все они находились в России. Да и орбитальная группировка в полном составе являлась собственностью России. Отказаться от совместного использования средств управления было невыгодно никому. Для Военно-космических сил это оборачивалось некоторым снижением надежности, а в некоторых случаях и невозможностью управления рядом космических аппаратов. Для Украины, Казахстана и Узбекистана означало остаться в стороне от космической деятельности, даже получив в собственность определенную космическую инфраструктуру. Непременным условием кооперирования являлось дальнейшее пребывание в этих государствах российских воинских контингентов, входящих в структуру Военно-космических сил.

Однако прежние партнеры, вопреки здравой логике, отказались принять предложения российской стороны. В результате чего пришлось пойти на принятие непростого решения. С середины 1992 года украинские ОКИК были выведены из контура управления российскими космическими аппаратами военного и двойного назначения. В дальнейшем они были выведены из контура управления пилотируемыми космическими аппаратами, а затем и космическими аппаратами дальнего космоса, ответственность за которые к тому времени наряду с ВКС несло уже и сформированное Российское космическое агентство.

Еще более динамично ситуация развивалась в Узбекистане. Весной 1993 года в расположении ОКИК на вершине горы Майданак, где были установлены сложные квантово-оптические системы, позволяющие с высочайшей точностью производить измерения параметров орбит космических объектов, приземлился министр обороны Республики Узбекистан Р.У. Ахмедов. Практически у трапа вертолета министр объявил: ОКИК, также как и другие дислоцированные на территории Узбекистана части и учреждения, переходят в ведение Министерства обороны Узбекистана. В своем выступлении он просил личный состав ОКИК перейти на службу в Узбекскую армию, пообещав всему командованию повысить их в воинских званиях на одну ступень, а сержантам и солдатам сократить срок службы с двух до полутора лет. Подавляющее большинство офицеров отказались принять это предложение, тем самым выразив свою верность Российской армии. Проведенные позже переговоры с Министром обороны Узбекистана позволили решить вопрос о вывозе в Россию всех военнослужащих срочной службы, а также об оказании помощи Министерством обороны Узбекистана по отправке на Родину всех офицеров, прапорщиков и членов их семей, отказавшихся продолжать службу в узбекской армии.

На территории республики Казахстан, вблизи озера Балхаш, располагался еще один ОКИК, который также как и ОКИК в Украине отличался высокой оснащенностью средствами управления космическими аппаратами, особенно связи и навигации. Заблаговременно проведенные расчеты показали, что он не оказывает столь существенного влияния на управление космическими аппаратами, как ОКИК в Украине. В связи с этим оказалось возможным использовать для управления космическими аппаратами имевшиеся резервы других ОКИК, располагавшихся на территории России. Когда в конце 1993 года, не дожидаясь подготовки межгосударственного соглашения России и Казахстана, казахская сторона в жесткой форме заявила о своих притязаниях на этот ОКИК, было принято решение не осложнять и без того напряженную ситуацию, сложившуюся вокруг космодрома Байконур, и вывести личный состав ОКИК на территорию России.

Таким образом, с исключением из контура управления космическими аппаратами средств управления, оставшихся в странах ближнего зарубежья, командно-измерительный комплекс ВКС понес весьма существенные потери. За границами России оказались один из трех Центров КИК и пять из пятнадцати ОКИК (фото потерянных ОКИК).

Незавидная участь ожидала и оставшиеся в собственности России корабельные пункты: "Космонавт Владислав Волков", "Космонавт Георгий Добровольский", "Космонавт Павел Беляев" и "Космонавт Виктор Пацаев", которые в этот период по назначению практически не использовались, поскольку Балтийское морское пароходство отказалось их содержать из-за задолженности Министерства обороны. В итоге в середине 1994 года и эти корабельные командно-измерительные пункты (КИП) завершили свои последние рейсы. В соответствии с постановлением Правительства и директивами Генштаба их штаты в июне 1995 года были аннулированы, а корабли переданы из Министерства обороны в ведение РКА. Два из них были разукомплектованы и списаны, а два - использованы по другому назначению. В итоге – морской КИК полностью прекратил своё существование.

Таким образом, общее количество сил и средств, которые могли быть привлечены для управления космическими аппаратами, при сохранившемся составе орбитальной группировки сокращено примерно на одну треть. Поддерживавшийся на протяжении десятилетий баланс между составом орбитальной группировки и составом средств управления был изменен. Более того, частично нарушена структура системы управления космическими аппаратами. В совокупности все это приводило к снижению устойчивости управления орбитальной группировкой космических аппаратов. В связи с этим для восполнения потерь потребовалось экстренно нарастить количество оставшихся на территории России средств управления космическими аппаратами.

Утрата наземных стационарных КИПов до некоторой степени была компенсирована созданием двух новых командно-измерительных пунктов – в районе Ейска и Малоярославца. Кроме того, в состав Командно-измерительного комплекса вместо утраченного КИПа в районе Сарышагана включен измерительный пункт, принадлежавший космодрому Байконур и расположенный в районе Барнаула.

Ликвидация корабельных ИПов и КИПов Командно-измерительного комплекса компенсирована применительно к контролю и управлению сложными космическими аппаратами (такими как орбитальная пилотируемая станция "Мир", а также взаимодействующие с ней космические корабли доставки космонавтов и транспортные корабли снабжения) использованием созданной ранее радиотехнической системы "Квант-Р".

Благодаря согласованным действиям специалистов ВКС и РНИИ КП (Российский НИИ космического приборостроения) под руководством Л.И. Гусева, командно-измерительный комплекс пополнился принципиально новым подмосковным центром сбора, обработки и анализа телеметрической и траекторной информации, поступающей по наземным и космическим каналам связи с расположенных на космодромах телеметрических и траекторно-измерительных станций, которые работают во взаимодействии с соответствующими бортовыми устройствами, установленными на ракетах космического назначения, при предстартовой подготовке и полёте РКН на активном участке. Создание этого центра позволило снять значительную часть задач с вычислительных центров космодромов. При этом на космодромах высвобождались значительные аппаратурно-программные средства и сокращались целые подразделения высококвалифицированных специалистов.

Активное участие специалисты этого предприятия приняли в разработке перспективной автоматизированной системы баллистического обеспечения, основанной на новых технологиях с применением персональных ЭВМ, как в баллистическом центре системы, так и в информационно-вычислительных комплексах баллистического обеспечения на командно-измерительных пунктах. В эти же годы в эксплуатацию введен разработанный РНИИ КП единый центр управления полетами разгонных блоков, что также способствовало структурному укреплению КИКа.

При решении задач перспективного использования существующих и применения создаваемых совместно с промышленностью космических средств ведущая роль принадлежала коллективу 50 ЦНИИ под руководством генерал-майора В.А. Меньшикова. Созданный в 1972 году на базе прежнего филиала НИИ-4, в стенах которого успешно трудился М.К. Тихонравов, в составе Военно-космических сил он по праву считался "мозговым центром".

На этапе создания военно-космических сил институт заложил военно-методологическую базу для успешного строительства и становления нового рода войск. С этой целью разработаны концепция национальной космической политики, концепция строительства ВКС и обеспечения их живучести, оперативное описание стратегической космической зоны, значительное число положений и наставлений, раскрывающих вопросы взаимодействия ВКС с видами и родами войск, международно-правовые аспекты военного использования космоса, оперативной маскировки сил и средств, осуществляющих военно-космическую деятельность и ряд других.

Для нового рода войск наряду с теоретическими концептуальными разработками крайне важной являлась разработка соответствующих нормативных документов, определяющих порядок обеспечения повседневной деятельности войск и организации применения принятых на вооружение и перспективных космических средств, которые в сжатые сроки созданы специалистами института.

В связи с тем, что после распада СССР значительная часть воинских формирований передислоцирована на территорию России в слабо оборудованные районы, космические средства остались практически единственным средством обеспечения их боевых действий. В штаб ВКС стали поступать запросы от видов ВС, в первую очередь сухопутных войск, по обеспечению боевых действий воинских формирований, особенно тактического звена.

Совместно с академией им. А.Ф. Можайского, космодромами, Главным центром испытаний и управления космическими средствами сотрудниками института был проведен целый цикл работ. По инициативе командования ВКС под руководством Генерального штаба в феврале 1995 года на базе Военной инженерно-космической академии им. А.Ф. Можайского проведена межвидовая конференция "Роль и место космических сил и средств в современных операциях Вооруженных сил" с участием всех видов и родов войск. Эта конференция явилась переломной в решении задач обеспечения действий ВС из космоса. Ее работа породила ряд новых форм взаимодействия ВКС с видами и родами войск, в первую очередь - практических. Так создан совместный координационный комитет Сухопутных войск (СВ) и ВКС под руководством первого заместителя Главкома СВ и начальника штаба ВКС, который определял основные направления совместной работы ВКС и СВ по обеспечению управления формированиями Сухопутных войск с использованием космической информации.

Важнейшим практическим направлением реализации разработок коллектива института стало непосредственное участие представителей ВКС в мероприятиях оперативной подготовки видов и родов ВС. В феврале 1996 года на базе академии ПВО СВ в Смоленске проведена совместная командно-штабная военная игра (КШВИ) с исследованием вопросов применения космических сил и средств в интересах повышения эффективности действий группировок войск. Эта КШВИ явилась своего рода новой вехой в обеспечении действий войск из космоса. Для участия в ней была сформирована первая в истории отечественных Вооруженных сил группа космической поддержки (ГКП) из офицеров штаба и 50 ЦНИИ ВКС, центра космической разведки, аппарата начальника связи ВС. Впервые офицеры штабов сухопутных войск, играющие за армейское и бригадное звено, работали "вживую" с космическими данными и средствами. При этом наибольший эффект произвело использование навигационной аппаратуры потребителя (НАП), использующей возможности космических навигационных систем ГЛОНАСС и GЗPS.

По результатам КШВИ вышла директива начальника Генерального штаба видам и родам войск по привлечению ГКП для обеспечения мероприятий оперативной подготовки, а также по разработке и представлению на утверждение "Положения о группе космической поддержки". Так в практике ВС России появилось новое войсковое формирование.

В соответствии с приказом Министра обороны РФ в 1995 году одной из приоритетных задач Военно-космических сил определена задача ускорения процесса интеграции космической информации в системы боевого управления, разведки и целеуказаний в оперативно-тактическом и тактическом звеньях управления ВС РФ. Во исполнение этих требований специалистами института создан экспериментальный образец мобильного комплекса космической информации (МККИ) "Коперник". Его целью являлась отработка в полевых условиях технологии приема, обработки и доведения космической информации до войсковых потребителей, демонстрация возможностей космических систем и комплексов по обеспечению боевых действий войск.

Очевидно, что дальнейший прогресс ВКС невозможен без развития военной теории по космической тематике. Космос является специфической сферой военных действий, отличной от традиционной наземной, морской и воздушной, и их нельзя объединять. Было предложено выделить космос в самостоятельную сферу – стратегическую космическую зону (СКЗ), что нашло свое закрепление в новой геостратегической нарезке.

В последние годы продолжались исследования в области проблем развития и комплексного применения космических систем навигационного и геодезического обеспечения. Важной вехой в повышении боеготовности и боевых возможностей Вооруженных сил явилось проведение испытаний и принятие на вооружение более 30 новых средств наблюдения из космоса, связи, навигации, геодезии, метеорологии. Качественно новый этап развития космических средств данного направления открыли многоцелевые космические системы "Глонасс-М" и "Цикада-М" с улучшенными характеристиками.

В институте были разработаны основные направления развития космодромов Российской Федерации и технические предложения по совершенствованию и развитию наземных комплексов РН, а также предложения по повышению эффективности процессов автоматизированного управления подготовкой и пусками средств выведения, которые были осуществлены на базе современных информационных технологий автоматизированной системы управления частями запуска.

Институтом разработана единая концепция развития российских средств выведения, которая призвана обеспечить создание оптимальной системы российских РН легкого, среднего и тяжёлого классов, имеющих унифицированную элементную базу и единую кооперацию разработчиков и изготовителей. Ключевым элементом предложенной концепции стало создание комплекса РН "Ангара".

Основная база подготовки кадров для ВКС - старейшее военно-учебное заведение страны – Военная инженерно-космическая академия (ВИКА) им. А.Ф. Можайского, которая основана еще в 1712 году. В ее стенах готовились специалисты десятков специальностей, которые по выпуску пополняли боевые расчеты космодромов и частей управления орбитальной группировкой.

В сложных условиях недостаточного финансирования, связанных с перестройкой государственного управления, реформой высшей школы, командование академии и профессорско-преподавательский состав по-прежнему придавали первостепенное значение учебно-методической работе. В академии трудились почти 80 докторов и около 600 кандидатов наук, в том числе более 20 Заслуженных деятелей науки. Сохранив лучшие традиции отечественной педагогики, им удалось обеспечить непрерывный процесс подготовки высококлассных специалистов. При этом сотрудники академии активно участвовали в научно-исследовательском процессе, создавая научно-техническую продукцию, которая неоднократно демонстрировалась на различных научно-практических форумах, включая международные.

За четыре с половиной десятилетия космической эры академией наряду с другими военно-учебными заведениями подготовлено не одно поколение специалистов космической отрасли.

Уже с первых лет существования руководству ВКС пришлось столкнуться со сложнейшим комплексом социальных, воспитательных задач. Низкая мотивация, потеря жизненных ориентиров, которую ощутили многие слои общества на рубеже веков и в период ломки идеологических устоев и норм, неблагополучная жилищная сфера - все эти проблемы не обошли и столь технологически сложную отрасль Вооруженных сил как ВКС.

В сложившейся обстановке командующий ВКС В.Л. Иванов поставил задачу в кратчайший срок решить эти проблемы и всемерно поддержал в этом вопросе творческий подход, научный поиск и эксперимент. Незамедлительно внедрялось все то, что могло дать положительный эффект в формировании в войсках позитивных настроений, укреплении правопорядка и воинской дисциплины, эффективном решении назревших и неотложных социальных проблем военнослужащих. В декабре 1992 года была издана директива командующего Военно-космическими силами, которая стала для войск основополагающей. Она неоднократно дополнялась и изменялась в соответствии с менявшимися условиями и воспитательными задачами. Это был смелый шаг командования ВКС, так как в Вооруженных силах в целом четкого представления о том, как строить работу с людьми в новых условиях, еще не было, как не было и достаточных нормативных документов, регламентирующих этот процесс. Долгое время даже название новых воспитательных структур, пришедших на место прежних политорганов, не было устоявшимся и менялось, чуть ли не каждые полгода.

Главный вывод и важнейшая установка, закрепленные в директиве, состояли в том, что воспитательная работа в войсках должна иметь государственный характер и строиться на научной и правовой основе. Главные усилия командиров и воспитательных структур сосредотачивались на всемерном укреплении воинской дисциплины и решении социальных проблем личного состава.

С целью снятия напряженности, разъяснения прав, обязанностей и социальных гарантий военнослужащих, информирования о предпринимаемых мерах по решению финансово-экономических, жилищных, бытовых проблем командование ВКС ежемесячно выезжало в части. Были организованы посещения представителей Администрации президента и государственных органов России космодромов "Плесецк", "Байконур", "Свободный", Главного центра, их встречи с личным составом и выступления по вопросам социальной защиты военнослужащих и их семей.

Систематическими стали встречи командования ВКС с ветеранами Великой Отечественной войны и Военно-космических сил, а также целый комплекс мероприятий по воспитанию подрастающего поколения. Среди них Гагаринский марафон, состязания юнармейцев и международный конкурс детского рисунка "Найди свою звезду", проведенные под эгидой ВКС.

Одним из важнейших направлений деятельности Военно-космических сил командование считало создание и дальнейшее развитие социально-бытовых условий жизни и деятельности военнослужащих и гражданского персонала космических частей. Основной упор был сделан на улучшение качества медицинского обслуживания в существующих медицинских учреждениях. Одновременно предпринимались меры по расширению сети медицинских учреждений, созданию собственной сети санаториев и домов отдыха.

В 1992 году в Краснознаменске был сформирован Центральный военный госпиталь ВКС, при котором было открыто специализированное детское отделение. За короткий срок госпиталь стал многопрофильным специализированным лечебно-профилактическим учреждением и всеармейской научно-методической базой обучения современным методам медицины.

В 1993 году в живописном лесном массиве Подмосковья в составе ВКС был сформирован военный дом отдыха "Космодром", в котором ежегодно отдыхало более двух тысяч человек, а в 1995 году на базе профсоюзного санатория в районе Большого Сочи – военный санаторий "Лазурный берег". Своеобразным девизом коллектива военного санатория стали слова командующего: "В Военно-космических силах все должно быть или хорошо, или очень хорошо".

Созданные в августе 1992 года Военно-космические силы, являясь средством Верховного Главного командования, аккумулировали в себе более чем 40-летний опыт эксплуатации и применения ракетно-космической техники.

За эти годы были разработаны и практически апробированы формы и способы применения космических формирований в различных периодах обстановки, испытаны и приняты в эксплуатацию десятки перспективных комплексов. Около трех тысяч земных посланников трудились на космических орбитах, обеспечивая надежную связь с отдаленными и труднодоступными районами, навигацию морских и воздушных судов, поиск и спасение сотен людей, терпящих бедствие, а также метеообеспечение населения страны. ВКС по решению Правительства РФ систематически привлекались для запусков и управления спутниками невоенного назначения, так как создавать в России дублирующую инфраструктуру для этих целей было бы просто разорительно.

Дальнейшее строительство Военно-космических сил проходило на фоне осознания многими государствами того, что космическое пространство является самостоятельной и специфической сферой противоборства, способной принести немалые преимущества в современной борьбе за национальные интересы. Соединенные Штаты после демонстрации высокой эффективности космических средств в ходе войны в зоне Персидского залива отнесли свои космические программы к разряду наиболее приоритетных.

В условиях сокращения стратегических вооружений ключевую роль в решении задачи контроля за соблюдением международных договоров и соглашений в этой области стали играть космические системы наблюдения. Позволяя оперативно получать и доводить до высшего руководства страны и ВС документированные данные о нарушениях договорных обязательств, а также ранних признаках подготовки к военным действиям, космические средства явились мощным фактором стабилизации международной обстановки и сдерживания агрессии.

Существенно увеличили боевые возможности войск и сил флота космические системы и комплексы разведки и целеуказаний, связи и боевого управления, навигации, топогеодезического, гидрометеорологического обеспечения. Они позволили войскам и силам флота эффективно действовать, не привязываясь к заблаговременно созданной наземной инфраструктуре, обеспечивая тем самым высокую мобильность и готовность Вооруженных Сил. Создание ВКС как рода войск центрального подчинения устранило искусственные препятствия в развитии и применении военно-космических систем в интересах всех видов и родов войск и открыло широкие перспективы совершенствования этих систем под единым руководством. Процесс централизации ответственности за военный космос требовал всемерного укрепления и не допускал растаскивания космоса различными ведомствами, что было гибельно для военно-космической деятельности России. Кроме того, это позволило наиболее полно удовлетворять потребности пользователей Министерства обороны и других министерств и ведомств в использовании космических систем, исключило параллелизм при создании перспективных образцов космического вооружения, обеспечило экономию сил и средств, а также способствовало проведению единой технической политики в области военного космоса.

Включение в декабре 1997 года частей и соединений ВКС в состав РВСН объективно привело к появлению промежуточного звена управления военным космосом, что резко снизило оперативность принятия решений и привело к перераспределению ассигнований и ресурсов, выделяемых на космос в интересах развития традиционных именно для этого вида ВС РФ вооружений.

Таким образом, в организации управления военно-космической деятельностью был сделан шаг назад, в результате чего вновь возникло искусственное противоречие между межвидовым характером космических сил и средств и их видовой подчиненностью.

К сожалению, эта тенденция была правильно оценена спустя несколько лет, когда потери от опрометчиво принятого решения по включению ВКС в состав РВСН стали весьма заметными. Признание сегодня этого шага ошибкой и возрождение Космических войск в новом качестве вселяют надежду на то, что Россия останется великой космической державой.